17 Окт »

Экономическая политика термидорианской реакции

Автор: | В категории: Русская земля VIII—IX вв.
1 кол2 пара3 трояк4 хорошо5 отлично (Еще не оценили)
Загрузка...

После книги «Экономическая политика термидорианской реакции» историк в 1930 — 1947 гг. опубликовал еще двенадцать статей на страницах центральной прессы и научных сборников Львова, Харькова, Одессы, а затем обобщил результаты своих исследований в большой работе «Термидор. Очерки по истории классовой борьбы во Франции в 1794 — 1798 гг.» (Одесса, 1949). Его труд посвящен тща-тельному анализу социально-экономической жизни Франции этого периода. В отличие от Н. И. Кареева, который также занимался изучением этого сюжета, он исследовал социальный состав парижских секций, классовую борьбу в них в период Термидора, составил их соответствующую карту, приложенную к монографии. «Термидор» К. П. Добролюбского в полной мере учитывал труды и документы, изданные усилиями А. Олара, А. Матьеза, Ж. Лефевра, другими французскими историками, но на «Великий страх» Ж. Лефевра ссылок в работе одесского историка нет. Следуя традиции Н. И. Кареева, вопреки принятой в то время (и до недавнего времени) в советской историографии точке зрения Н. М. Лукина, ученый признавал термидорианскую реакцию логическим продолжением революции. Замечание В. А. Дунаевского о том, что «с конца 20-х годов» работы, посвященные французской революции, «несли уже отпечаток, в большей или меньшей степени культа личности Сталина» т, полностью подтверждается при сравнении двух трудов К. П. Добролюбского о Термидоре. Если в работе 1930 г. есть всего лишь одна ссылка на К. Маркса, то в последней автор неоднократно ссылается на труды К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, И. В. Сталина (библиография включает и «Замечания на конспект учебника «Новая история» Сталина, Жданова, Кирова). Благодаря Сталину, Французская революция, как отметил В. А. Дунаевский, очень быстро «деградировала» в ранг буржуазной революции конца XVIII в. Эта терминология долгое время сохранялась в советской лиретатуре 1Э7. Сохранялась до тех пор, пока совместными усилиями западных «ревизионистов» и ученых постсоветского периода не были пересмотрены все концепции Французской революции 1789 г.

К. П. Добролюбский был автором многочисленных рецензий на труды Е. В. Тарле, А. 3. Манфреда, А. Матьеза, А. Сэ и других историков революции, писал многие статьи для Большой Советской Энциклопедии по проблемам Французской революции. Не изданными остались две его статьи, посвященные И. В. Лучицкому и Н. И. Ка-рееву. Среди его учеников наиболее известными продолжателями его труда как в исследовании, так и в преподавании являются Н. И, Владимирова (доцент Одесского университета) и Т. Г. Солта-новская (доцент Львовского, а ныне Киевского университетов). В период преподавания К. Н. Добролюбского в Одесском университете учился исследователь проблемы «Россия и Великая французская революция» К. Е Джеджула, профессор Киевского университета.

К. П. Добролюбский принимал участие в создании труда «Французская буржуазная революция 1789 — 1794 гг.» (Под ред. В. П. Волгина, Е В. Тарле. — М., 1941), который явился результатом усилий большого авторского коллектива. Над его созданием трудились 26 историков, и среди них такие, как Е В. Тарле, К, П. Добролюбский, Т. В. Милицина, Ю. Л. Мошковская, Ф. В. Потемкин, А. И. Молок. Е В. Тарле, рецензировавший книгу, отметил, что в ней представлена «всесторонняя разработка» проблем Французской революции и достаточно детально изложена фактическая сторона ее событии. Большому авторскому коллективу удалось, по мнению ученого, достичь «единства изложения и понимания экономических, социальных и политических процессов во Франции эпохи революции, как и явлений в области культуры, которым уделена специальная глава» «*. Работа содержит и солидный историографический обзор. Она завершает первый этап развития советской историографии Французской революции. В основе этого труда лежат концепции Н, М. Лукина, роль которого в становлении советской научной школы изучения революции неоднократно освещалась в литературе °*.

В трудах Н. М. Лукина мо, ученика Р. Ю. Виппера, были даны следующие принципиальные оценки: периодизация революции (заимствованная Н. М. Лукиным в основном у Г. Кунова), проведение аналогий между двумя революциями — Французской революцией 1789 г. и октябрьской социалистической революцией 1917 г, сформулирована концепция якобинской диктатуры как власти, опиравшейся на блок демократических сил; определено отношение ко всем ее мероприятиям в области внутренней и внешней политики; сформулирован образ Робеспьера как великого вождя революции; якобинский террор провозглашен «политической необходимостью» и мерой, которую энергично требовали парижские секции и народные общества; Ж. Дантон и жирондисты представлены как политики, «которые плохо понимали нужды народных масс», ибо поставили на первый план «политическую свободу и равенство»; всесторонне оценены результаты революции, и в частности Термидор как поражение ее. Взгляды Н. М. Лукина надолго закрепились в советской историографии революции 1789 г.

Нее время Е. Б. Черняком. Е. Б. Черняк считает, что «дантовский вариант» был бы предпочтительнее для революции |43 (подробнее речь об этом пойдет ниже).

В первые годы советской власти в Харькове было сосредоточено значительное число профессиональных историков, работавших в научных учреждениях и высших учебных заведениях. В городе функционировали университет, солидное, с прочными традициями историко-филологическое общество, вновь основанная при советской власти научно-исследовательская кафедра истории Украины, позже преобразованная в Институт истории украинской культуры, который возглавил академик Д. И. Багалий. Основные силы столичных историков были заняты исследованиями проблем отечественной истории, но и вопросам всеобщей истории в 20 — 30-е годы уделялось серьезное внимание.

Еще Н. И. Кареев писал 6 том, что русская переводная литература по истории революции 1789 г. «занимает первое место во всей Европе».

Значительная работа украинских историков по исследованию революции находила отражение на страницах журнала «Прапор марксизму», органа украинского Института марксизма (затем марксизма-ленинизма). В период до 1930 г. на его страницах выступали О. Л. Вайнштейн, К. П. Добролюбский, А. Камышан, И. Либер-берг, М. Володина с результатами собственных исследований и с рецензиями на документальные публикации или труды советских и французских историков. Начало 30-х годов было рубежом в деятельности издательства «Пролетар» и журнала «Прапор марксизму». С этого времени они свернули работу по изучению Французской революции и занялись разработке и освещением актуальных вопросов внешней и внутренней политики , историко партийной проблематикой. Многие историки Французской революции в России и Украине были репрессированы либо претерпели гонения. В ноябре 1929 — январе 1930 г. был обвинен в контрреволюционной деятельности академик Е. В. Тарле, упоминавшийся в деле «промпартии». Ученому вменили в вину теорию, якобы выдвинутую им в 1905 г., согласно которой «рабочий класс никогда в истории не играл и не может играть самостоятельной роли», обвинили в проповеди «общности интересов» пролетариата с буржуазией, а также в «чудовищной фальсификации кардинальных проблем Великой французской революции» 1И. За «проработками» на страницах партийной печати, на заседаниях Института истории при Ленинградском отделении Комакадемии и Ленинградского отделения Общества историков-марксистов последовала высылка ученого в Алма-Ату, к счастью, кратковременная.  В июне 1940 г. умер в сталинских застенках тяжелобольной академик Н. И. Лукин, арестованный в августе 1938 г. На судебном заседании Верховного суда  от 26 мая 1939 г. он отказался от своих показаний, данных на предварительном следствии потому, что «не мог терпеть физические воздействия» 161. Были репрессированы его ученики, крупные советские ученые, специалисты по истории Французской революции: А. 3. Манфред (к счастью, реабилитирован в 30-х годах), В. М. Далин (реабилитирован после XX съезда партии) и многие другие.

Широкая волна репрессий коснулась и историков Украины, в том числе специалистов по всемирной истории. В 1930 г. был арестован и впоследствии расстрелян в тюрьме академик М. И. Яворский, который возглавлял украинский Институт марксизма-ленинизма и украинское Общество историков-марксистов.

Неизвестной осталась и судьба И. И. Либерберга, профессора Киевского университета, члена-корреспондента Всеукраинской Академии наук, который в 1935 г. руководил Институтом еврейской культуры. Он должен был возглавить Еврейскую автономную область, но в 1937 г. был арестован 171. В 1926 г. на открытом заседании пленума .марксистско-ленинского межвузовского семинара в Киеве, позже превращенного в научно-исследовательскую кафедру марксизма и ленинизма при ВУАН, он выступил с докладом «Формы и типы политических организаций накануне Французской революции», часть которого была опубликована ,72. Его перу принадлежала и книга о революции 1789

Итоги этих гонений против интеллигенции подведены на страницах исторического альманаха, изданного силами ученых России. Они печальны и общеизвестны: это — огосударствление и монополизация науки; ее тотальная идеологизация, торжество в науке идеологических предрассудков; организационное закрепление «партийности» науки; отъединение от мирового научного сообщества; низведение гуманитарных наук в разряд второстепенных; вытеснение нравственных норм з научного сообщества; увеличение бесправия и зависимости основной массы научных работников.

В наши дни только начался непростой процесс возвращения науки России, Украины и других стран СНГ к своим истокам, ее обращения к достижениям мирового научного сообщества.

Сочинение! Обязательно сохрани - » Экономическая политика термидорианской реакции . Потом не будешь искать!


Всезнайкин блог © 2009-2015