Русская земля VIII—IX вв.

11 Окт »

Люди и камни или что такое загрязнение атмосферы

Автор: Основной язык сайта | В категории: Русская земля VIII—IX вв.
1 кол2 пара3 трояк4 хорошо5 отлично (Еще не оценили)
Загрузка...

Попробуйте представить себе жителя Рима, который однажды прекрасным утром выйдет из дому и на месте Колизея обнаружит красивую автомобильную стоянку или безликий каркас небоскреба! Под разрушительными ударами земельной спекуляции люди вдруг пробудились и осознали, чего их лишили. Они стали испытывать необходимость защитить окружающую их среду. С этой целью создается все больше общественных организаций. В Брюсселе их насчитывается более ста, и еще сотни действуют в Нью-Йорке и Риме, в Лондоне, Париже и во всех городах, в которых свирепствует земельная спекуляция и которые уродуются вследствие градостроительной политики сомнительного вкуса.

Но есть и еще один не менее важный фактор, побуждающий нас спасать запущенное художественное и историческое наследие: человеку нужны

[smszamok]

различия и разнообразие в окружающей его среде обитания, он болезненно реагирует на угнетающее однообразие и монотонность архитектурных форм. В сегодняшнем мире такие города, как Токио, Денвер, Джакарта, похожи друг на друга как капли воды: похожие улицы, похожие здания из стекла и бетона. Никто не станет отрицать, что большую часть разнообразия составляют старые кварталы, исторические центры и старинные памятники. Если они будут разрушены, их уже никогда не смогут вернуть к жизни. В результате общество окажется бессильным удовлетворить потребности определенной категории своих членов в некоторых аспектах окружающей среды.

Поэтому в социальном плане сохранение монументального наследия не только оправданно, но и приобретает политическое и моральное значение, вследствие чего охрана культурного богатства становится делом каждого: политического деятеля, инженера, администратора и простого гражданина.

Необходимо взглянуть и на международный аспект этой проблемы. Сегодня защита и сохранение культурных особенностей народов и наций справедливо рассматриваются к,1к неотъемлемое условие прогресса и развития человека. Есть опасность, однако, что мы движемся к нивелированию культур по единой модели. Чтобы отвратить эту опасность, малые народы (наиболее уязвимые) возвели культурное отличие в один из основных принципом стратегии развития и нового международного экономического порядка. Но, отмечает Аурелио Печчеи, основатель и вдохновитель Римского клуба, «сколь благими ни были бы намерения и сколько бы речей ни произносилось во имя культурных особенностей, для сохранения и защиты находящихся под угрозой памятников культуры на практике сделано очень мало. Наше культурное наследие гибнет и быстро исчезает, поэтому необходимо предпринять огромные усилия, чтобы положить конец этим непоправимым потерям»3. Эти усилия, считает Печчеи, нужно прилагать во всех областях, привлекая для этого все отрасли науки, прежде всего археологию, эпиграфику, палеографию, филологию, этнологию, антропологию, историю и методы консервации.

И камни умирают. Как и все материальные объекты, памятники и исторические места подвержены изменениям и порче. Предметы, обнаруживаемые в ходе археологических раскопок, веками оставались и очень стабильной природной среде. Оказавшись на воздухе или в других, отличных условиях, предмет или памятник становятся объектом воздействия ежедневных и сезонных колебаний температуры и влажности, а в районах с умеренным климатом — еще и холода. В результате наружный слой камней и кирпичей отслаивается и трескается. Дерево и другие органические материалы еще хрупче, и то, что неопытному наблюдателю может на первый взгляд показаться прочным, на деле деформируется и быстро обращается в пыль. Вот почему говорят о «проказе» памятников.

Известно, что за последние десятилетия стены и статуи, выстоявшие столетия, пришли в такое плохое состояние, что некоторые из них невозможно узнать. Что же за разрушительное зло обрушивается на них? Как гласят старинные английские хроники, оно впервые дало о себе знать в 1620 году в Лондоне. Причину зла отыскали в угольном дыме. В 1648 году в петиции, поданной в английский парламент, содержалось требование запретить ввозить уголь из Ньюкасла, считавшийся особенно вредным. Более трех столетий назад лондонцы правильно распознали беду. Им не могло прийти в голову, что потомки совершенно не примут во внимание их своевременное предостережение. Люди неотвратимо шли к положению, когда под угрозой оказалось не только их здоровье, но и памятники, особенно древнейшие. Атмосфера городов и промышленных центров отравлена остаточными продуктами сжигания миллионов тонн угля, тяжелого топлива и бензина. Среди составных частей дыма наиболее активны, с одной стороны, такие твердые частицы, как сажа, а с другой — такие газообразные вещества, как двуокиси серы и углерода. Двуокись серы, растворяясь в воде, тумане или снегу, преобразуется в очень едкое вещество — серную кислоту.

Общий вес содержащейся в дыме сажи составляет до шести процентов веса сожженного топлива. Сажа содержит до пяти процентов серной кислоты, а каждый кубический метр загрязненного воздуха — пять миллиграммов двуокиси серы. Если килограмм угля высвобождает около 20 граммов двуокиси серы, то миллион с лишним тонн угля, сжигаемого ежегодно в Большом Брюсселе, выбрасывает в атмосферу около 20 тысяч тонн двуокиси серы. Этого достаточно, чтобы каждый год превращать в гипс 31 тысячу тонн известняка.

К счастью, лишь доля этого впечатляющего количества едкого газа вступает в соприкосновение с известняком наших памятников: большая часть его уносится дождями, которые, однако, в промышленных центрах ежегодно рассеивают 13—27 тонн серной кислоты на квадратную милю, то есть пять — десять тонн на квадратный километр. Растущее потребление различных видов тяжелых нефтепродуктов все более ухудшает положение в силу того простого факта, что они при сгорании высвобождают еще больше двуокиси серы, чем уголь. Если же учесть и газы, выбрасываемые из выхлопных труб миллионов автомобилей и тяжелых грузовиков, то очевидно, что в индустриальных центрах на наших глазах серная кислота производится прямо-таки в промышленных масштабах. На известняковых камнях Западной Европы, на их укрытых от дождя сторонах, обращенных обычно на север и восток, образуется твердая, непроницаемая, содержащая гипс корка, которая вбирает в себя сажу и пыль. Образование этой черной корки — первая стадия разрушительного процесса. Затем он продолжается и под коркой: просачивание соляных растворов (гипс) вследствие кристаллизации содержащихся в них солей вызывает деформацию камня. Тут-то гипс и преодолевает сопротивление известняка и разъедает грани каменных плит. Когда камень уже не противится дыму, корка отстает от него, шелушится, трескается и, наконец, расслаивается и отпадает, открывая порошкообразную поверхность, которая легко поддается эрозии от дождя и ветра.

Несомненно, загрязнение атмосферы — это главная причина разрушения известняковых камней. Однако нужно учесть, что в отравленных районах испорчена лишь часть известняков, применявшихся в строительстве. Следовательно, можно говорить, что разрушение зависит и от целого комплекса причин, наряду с действием дыма следует принимать во внимание циркуляцию воды, природу и свойства самого камня и его место в здании.

Беда в том, что еще нет такой обработки, с помощью которой можно было бы остановить разрушение камней. Ныне уже удается воспрепятствовать порче таких предметов искусства, как например, расписанные доски и холсты, изделия из бронзы и другие, а вот с камнями дело идет медленнее. Ведутся (главным образом в Венеции) исследования с целью разработки методов очистки, тампонирования, укрепления камней и предохранения их от проникновения воды. Некоторые средства эффективны лишь в лабораторных условиях, когда же дело доходит до очистки и укрепления целых фасадов, возникают серьезнейшие трудности, особенно в том, что касается защиты такого объекта от разрушения в будущем. За неимением радикальных средств специалисты ограничиваются советом пользоваться такими, например, методами, как периодическая очистка. Однако нельзя применять сухую или влажную пескоструйную очистку и фтористоводородную кислоту, которые вызывают разрушение первоначальной поверхности, недопустимое с точки зрения консервации как по историко-эстетическим соображениям, так и потому, что вновь образовавшаяся поверхность оказывается неровной и открытой для возобновления разрушительных физико-химических явлений. Лучшим же методом борьбы с загрязнением среды и сегодня остается принятие мер по снижению содержания вредных веществ в дыме и перемещение загрязняющих воздух предприятий подальше от городских центров.

Вот уже несколько лет власти ряда стран стремятся заранее определить размер ущерба, который может нанести памятникам строительство того или иного промышленного предприятия. Наиболее интересное и пока что единственное исследование, объектом которого были камни, проведено «Текнеко» (компанией из группы ЭНИ) совместно с Центральным институтом реставрации и другими итальянскими специализированными организациями по заказу «Индиан ойл корпорейшн» (государственной нефтегазовой компании Индии). Задача состояла в том, чтобы выяснить, каким способом можно предохранить памятники Агры от влияния загрязненной атмосферы, которую отравляет нефтеперерабатывающий комбинат, строившийся примерно в сорока километрах, в индустриальном центре Матхура.

В Агре находятся прекраснейшие памятники периода Великих Моголов, восходящие к XIV—XV векам, и в частности великолепный Тадж-Махал, построенный по приказу Шах-Джахана (1627—1659) для горячо любимой жены Мумтаз. «Были и другие строители, — писал об этом мусульманском монархе индийский искусствовед Бхаратха Ийер, — но никто никогда не создавал во имя любви такого благородного и чудесного сооружения, как Тадж-Махал в Агре».

Какой вред нанесет нефтеперерабатывающий комбинат памятникам Агры? Точный ответ дать трудно. В принципе, как мы уже видели, загрязнение опасно, но произвести количественную оценку ущерба затруднительно, так как неизвестно, до какого предела загрязнение совместимо с консервацией памятников. В идеале оно должно быть нулевым. В самом деле, если человеческие клетки могут обновляться, инертные тела, к каким относятся камни, не способны на защитную реакцию -и подвергаются разрушению. Если бы удалось установить, что консервация того или иного памятника возможна при какой-то определенной степени загрязнения, то это уже было бы большим успехом. К сожалению, мы далеки от такой цели, поскольку у нас в сущности еще нет исходных данных. Опираясь на приобретенные до сих пор слабые познания, мы можем лишь констатировать, в каком состоянии пребывает памятник в настоящее время при существующем уровне загрязнения атмосферы.

Именно такую работу тщательнейшим образом и провели специалисты «Текнеко» и Центрального института реставрации, каждый со своей стороны. Под конец, сведя воедино полученные результаты и прогнозы, они пришли к заключению, что уровень загрязнения должен быть достаточно низким. В работе, состоящей из трех толстых докладов, рассматривались физические, химические и микробиологические аспекты проблемы, и индийские власти, таким образом, получили все сведения, необходимые для вынесения решения.

Явлениями, связанными с «проказой» памятников, занимается множество химиков и других специалистов различного профиля. Сведения об их открытиях и успехах редко достигают широких слоев общественности. Сколько людей, например, знают (кроме самих участников работы), что такое «кашица», изобретенная доктором Паоло Мора, одним из крупнейших реставраторов мира, и какую роль она играет в лечении Боробудура? Между тем именно это тестообразное вещество позволило решить одну из сложнейших консервационных проблем, вставших с самого начала перед реставраторами прекрасного буддийского храма, который возвышается на острове Ява и станет одним из главных этапов нашего путешествия в прошлое, которое нужно спасти.

Не всегда реставратору достаточно культурной подготовки и технического мастерства. Успех его работы порой зависит от того, насколько страстно предается он своему делу. Ведь иногда во время поездок в самые разные уголки земного шара ему приходится рисковать своим здоровьем или даже жизнью, заниматься тяжким трудом. Когда несколько лет назад Паоло Мора путешествовал по Тассилин-Аджер — ступенчатому плато в Алжирской Сахаре, где находятся прекрасные наскальные рисунки, выполненные жившими семь — три тысячи лет назад пастухами, ему в течение недели ежедневно приходилось проходить пешком по 20—25 километров и спать в палатке.

[/smszamok]

На рисунках Тассили, сделанных красными, желтыми и белыми земляными красками, изображены человеческие фигуры и животные. К счастью, им не грозит вода, весьма редкая в этих местах, и они укрыты от солнца. Но их нужно защитить от эрозии, вызываемой ветром, который осаждает на поверхности мельчайшую желтоватую пыль. Горное плато Тассилин-Ад-жер — это также достопримечательность природы. Когда-то вся обширная, ныне пустынная зона, вероятно, была покрыта густой растительностью, от которой в некоторых лощинах сохранились лишь кипарисы особого вида (Сиргеззиз 1а\Узошапа), чей возраст насчитывает две-три тысячи лет. Работа по консервации чудесных наскальных рисунков усложнялась невозможностью подолгу держать группу реставраторов посреди пустыни. Достаточно сказать, что до ближайшего населенного пункта — Джанета — день пути.

11 Сен »

Путешественник Марк Топозерский

Автор: Основной язык сайта | В категории: Русская земля VIII—IX вв.
1 кол2 пара3 трояк4 хорошо5 отлично (Еще не оценили)
Загрузка...

Обнаружена большая группа социально-утопических легенд. В них рисуется идеальная крестьянская страна. В крестьянской листовке «Путешественник Марка Топозерского» объявлялся путь в вымышленную страну — Беловодье, где трескаются камни от мороза и стоит непроходимый лес. По мнению составителей «Путешественника», все это нестрашно. Важно то, что там есть земля (хоть какая-нибудь) воля. Эти легенды помогают понять длившийся несколько веков процесс заселения русского Севера, а потом основных районов Сибири. Традиционное для старой науки представление о государственно-монастырском характере «колонизации» русского Севера должно быть преодолено, так же как и распространенное в прошлом представление о формировании населения европейского Северо-Востока в результате столкновений славян и финнов. Возможность выхода, в северные районы обеспечивалась и слабой их заселенностью, удобством продвижения по северным гидросистемам и гигантским лесным массивам, которые укрывали беглецов и вместе с тем давали им возможность распахивать пашни, ловить рыбу и охотиться. Сходные процессы происходили и в других областях Европы. Феодалы же, феодальное государство и церковь стремились распространить свое влияние на новые территории и населявших их крестьян и славянского и неславянского происхождения.

Освоение северных земель требовало большого напряжения (вспомним северорусскую былину о богатыре-пахаре Микуле Селяниновиче). Весьма знаменательно н то, что в отличие от центральных районов русский Север на протяжении всего феодального периода не знал помещичьей формы крепостного права. Оно здесь было невыгодным. Это наложило своеобразный отпечаток не только на правовые отношения, но н на психологию северорусского крестьянина, не ведавшего личной зависимости от барина. Народная бытовая культура деформировалась здесь феодальным гнетом в значительно меньшей мере. Русские крестьяне в отличие от феодалов ае завоевывали и не порабощали карел, коми, вепсов и других, а селились рядом с ними и так же как и они стремились избежать феодального гнета.

Итак, можно ли представить себе северного крестьянина просто-напросто закоснелым в глуши, инертным хранителем древних традиций? Традиции нельзя положить в холодильник и хранить их до тех пор, пока ими не заинтересуются этнографы или историки. Живая, функционирующая традиция — это не черепок от горшка, который ждет, пока археолог не извлечет его на свет божий. Простое поддержание ее в меняющемся ходе времени, а тем более при переселении в совершенно новые условия требовало творческих усилий, сметливости, энергии, опыта и, если хотите, мудрости. Именно отпечаток этих качеств и лежит на всей традиционной крестьянской культуре русского Севера. Это не восторженная декламация. Обратимся к фактам. Северорусский дом-двор хорошо известен. Известна ли подобная столь развитая форма деревянного жилища в древности? Археология демонстрирует нам либо однокамерные жилища (часто земляночного или полуземляночного типа), либо княжеские терема, которые представляют собой тоже развитые формы, во совершенно другого назначения, характера и типа. Северный дом—это максимальный вариант развития русского жилища, точно так же, как и карпатский дом-двор (гуцульская «граж-да»), правда, сложившийся в иных условиях. (Кстати, с гуцулами связано тоже немало легенд. Так, одна из них утверждает, ЧТО ОНИ прямые потомки древних киевлян, ушедшие в горы и хранившие там древнекиевские традиции. Однако ни исторические документы, ни археологические данные не подтверждают этого: дом типа «гражды» на территории бывшей Киевской Руси не обнаружен. Это тоже поздняя форма, результат длительного развития культуры народа, так же как северорусские крестьяне, не просто хранители, но и создатели большого количества относительно развитых форм.)

В современной этнографии нет единого мнения о времени сложения северного русского дома-двора как типа (обсуждаются XVI—XVII или XVII—XVIII века). Типичная северорусская женская одежда на Севере распространилась не ранее XV—XVII веков.

Северорусская протяжная песня .— одно из ярчайших явлений русского фольклора вообще — сформировалась только к XV— XVI векам. Северорусская былинная традиция исторически связана с развитием русского эпоса XIV—XV веков. К XV столетию относится и первое упоминание свадебных причитаний, особенно широко развившихся именно на русском Севере. Таким образом, наиболее общие И распространенные на всей северорусской территории особенности традиционной бытовой культуры сформировались относительно поздно, что нисколько не умаляет их достоинств: и художественных и культурно-исторических.

11 Сен »

История русского Севера

Автор: Основной язык сайта | В категории: Русская земля VIII—IX вв.
1 кол2 пара3 трояк4 хорошо5 отлично (Еще не оценили)
Загрузка...

История русского Севера до XVIII века отчетливо членится на два периода: XII— XV и XV—XVII века. Какой же из них сызволял бы предвидеть, например, засухи или многомесячное ненастье «и заранее готовиться к ним… Но если краткосрочные прогнозы благодаря численным методам доведены до определенной степени совершенства, то о долгосрочных того не скажешь. Тут до численных методов еще далеко, тут царят еще синоптики. И при всем уважении к их огромному опыту надо все же сказать, что этот опыт позволяет им предвидеть лишь более или менее типический ход процессов, когда они не очень выходят за рамки постоянного климата. Предсказать же резкие и длительные отклонения от климата — такие, например, как засухи 1972, 1975 годов у нас н 1976 года в Западной Европе,— синоптические методы не позволяют. А ведь в этом состоит главная задача долгосрочного прогноза. Но тут много еще неясного, и для решения задачи потребуется существенное развитие физики атмосферы и океана, спутниковой метеорологии и создание мощной вычислительной базы. Так что на ближайшие десятилетия для науки это проблема номер один, «проблема века», как назвал ее директор Вычислительного центра СО АН академик Г. И. Марчук, один из крупнейших специалистов в области прикладной и вычислительной математики.

Первую скрипку тут играет планетарная облачность, которая «виновна» в том, что поверхность Мирового океана в тропиках неравномерно прогревается Солнцем. Если в какой-то период облачность меньше обычной нормы, соответствующей климату данного региона, то поверхностный слой воды нагревается сильнее обычного и аккумулирует солидный запас тепла, особенно если облака не появляются много недель.

Океанские течения, прежде всего Гольфстрим и Куросио, переносят прогретые воды на север и юг — в район Исландии в Атлантике, Алеутских островов в Тихом океане и Антарктиды в южном полушарии. Там эти воды встречаются с холодным воздухом, и

Схема, иллюстрирующая принципы взаимодействия атмосферы и океана. У поверхности океана формируется слой воды, в котором под влиянием ветра, течений и солнечной радиации идет интенсивное перемешивание воды. Ниже (заштрихованный участок) располагается так называемый термоклин — слой наиболее важный при взаимодействии атмосферы и океана. Именно в нем аккумулируются и переносятся течениями запасы тепла, которые, поступая в атмосферу, способны существенно   влиять   на   идущие   в   ней   процессы. между океаном и атмосферой происходит интенсивный теплообмен. Воздух, нагретый океаном, взаимодействует с соседними холодными воздушными массами полярных областей, что приводит к образованию мощных «возмущений» в атмосфере (типа циклонов и антициклонов), которые планетарное воздушное течение умеренных широт увлекает на восток — на континенты, создавая в них зоны потепления.

Континенты тоже, конечно, нагреваются Солнцем и отдают свое тепло атмосфере, что может вызвать существенные изменения в погоде. Однако действует этот фактор недолго и имеет значение лишь для прогноза погоды не более чем на месяц.

Точно так же, только «с обратным знаком», все происходит, когда облачность в тропиках выше обычной нормы. Тогда на континенты в конце концов приходит похолодание.

Процессы эти идут медленно, в темпе океанских течений, и если учесть расстояние, то оказывается, что «перегрев» в тропических районах океана повлияет на погоду континентов примерно через сезон, то есть спустя три месяца. Стало быть, при точном и своевременном прогнозе о предстоящей засухе можно узнать как минимум за пару месяцев?.. Не стоит говорить о том, насколько это важно для хлебороба…

Дело, выходит, за «малым» — за самим прогнозом. Но эта простая и ясная схема, что описана выше,— именно схема. Для еще большей ясности дополним ее некоторыми «деталями», которые необходимо учитывать при составлении прогноза.

Во-первых, движение воздушных масс происходит на вращающейся Земле, и это определяет, так сказать, генеральное направление их движения — с запада на восток.

21 Июл »

Партии народной свободы

Автор: Основной язык сайта | В категории: Русская земля VIII—IX вв.
1 кол2 пара3 трояк4 хорошо5 отлично (Еще не оценили)
Загрузка...

Это были уже не первые жертвы из числа членов партии «народной свободы». После победы Советской власти кадеты начали борьбу против нее, и 28 ноября 1917 года Совнарком РСФСР учредил декрет, объявлявший кадетскую партию партией врагов народа. Члены ее руководящих учреждений подлежали аресту и суду революционных трибуналов. В провинции местными органами были расстреляны некоторые кадетские деятели, гибель других явилась результатом самосуда. Страшная кончина Кокошкина и Шингарева получила широкий резонанс, вызвала скорбь и возмущение интеллигенции. По распоряжению Ленина была создана следственная комиссия, во все районы Петрограда разослана подписанная им телеграмма с приказанием «совершенно немедленно поднять на ноги все имеющиеся в распоряжении силы» и приступить к розыску виновных.

Нескольких участников убийства удалось задержать. В мае 1918 года они предстали перед судом и понесли наказание. Об этом сообщала кадетская газета «Свобода России». Самым уязвимым звеном в политике кадетов было их стремление продолжать войну до победного конца. В архивных фондах сохранились письма с фронта членам думской кадетской фракции, в редакцию1 газеты «Речь», лично Милюкову:

[smszamok]

«Вы говорите, что народ русский желает войну вести до конца. Солдаты спрашивают себя: кто же этот народ?»

  • «Оставьте войну, господа. Дайте людям пожить…»
  • «Мы со слезами на глазах просим вас… прекратите   эту   кровопролитную   бойню!»
  • Война стала национальной трагедией России. Трагический оборот приняла она и для многих членов партии «народной свободы», для их семей. Младший сын Милюкова, только что окончивший гимназию, добровольно ушел на фронт и был убит в первом же сражении.

Но кадеты по-прежнему разжигали в стране «патриотический энтузиазм». Ядром их политической доктрины была идея государственности. Они категорически настаивали на единстве Российской империи, на всемерном укреплении ее международного престижа. Победа в войне должна была упрочить стратегические позиции России, резко усилить русское влияние на Балканах и на Ближнем Востоке. Обладание черноморскими проливами — Босфором и Дарданеллами — было, по мнению кадетских политиков, жизненно важным для развития экономики страны. Что же касается отношения к войне народов России, то здесь позиция кадетов формулировалась так: «Если широкая народная масса не понимает необходимости в ее собственных интересах довести войну до конца, то это надо сделать, не считаясь с ее волей».

Курс Временного правительства на продолжение войны вызвал взрыв народного возмущения в апреле 1917 года, требования отставки «министров-капиталистов». Ни один из кадетских министров капиталистом не был: Шингарев — земский врач, Мануйлов и Некрасов — профессора, Милюков — журналист, бывший приват-доцент университета, лишенный в 1894 году права преподавания за антиправительственную деятельность. Другое дело, что будущее России они видели в капиталистическом строе и за это боролись. Именно поэтому в 1917 году сильно упрочились связи партии «народной свободы» с крупной буржуазией, с торгово-промышленным союзом и его руководителями П. П. Рябушинским и С. Н. Третьяковым. К кадетам примкнули многие представители влиятельных прежде партий октябристов и прогрессистов. Это сближение облегчалось тем, что революция оставила далеко позади программные требования всех трех партий. Поводов для разногласий стало значительно меньше, а страх перед общим врагом — набирающим силу большевизмом — побуждал смыкать строй.

Кадеты привлекали к себе и потому, что у них была налаженная организация с определенной дисциплиной, богатый опыт пропагандистской работы. Главное же их преимущество состояло в том, что партия «народной свободы», казалось, могла скорее рассчитывать на поддержку народных масс, поскольку (в отличие от октябристов и прогрессистов, известных как партии крупных помещиков и буржуазии) объявила себя партией надклассовой, внесослов-ной, общенародной.

Когда весной 1917-го по стране прокатилась волна крестьянских выступлений за немедленный раздел помещичьих земель, к кадетам хлынули негодующие землевладельцы. Они надеялись, что партийная марка поможет им сохранить свои имения. В деятельность    местных    кадетских    комитетов включались бывшие чиновники (при прежнем режиме им было запрещено вступать в политические организации). В результате атмосфера в местных партийных организациях становилась все более контрреволюционной. С каждым днем политическая поляризация в стране нарастала, и кадеты заняли позицию на правом фланге. В воздухе пахло гражданской войной. 30 августа газета «Речь» вышла с зияющим на первой полосе белым пятном. На этом месте была заверстана в номер написанная Милюковым передовая статья, горячо приветствовавшая генерала Корнилова. Мятеж, на который такие надежды возлагало кадетское руководство, был подавлен силами  рабочих,  отрядов  Красной гвардии.

Весной 1918 года кадетами была создана подпольная антисоветская организация — Национальный центр. Тесно связанная с белой армией, она готовила восстание в Москве, приурочивая его к наступлению дени-кинских войск. В архиве сохранились сфотографированные на пленку донесения Национального центра, содержавшие секретные данные о Красной Армии, о политических настроениях в советском тылу. Свернутая в тончайшую трубочку, пленка умещалась под длинными ногтями курьеров, которые  регулярно   направлялись   в  ставку Деникина. Донесения готовил председатель ационального центра — видный московский кадет Николай Николаевич Щепкин, внук великого русского актера М. С. Щепкина. В 1919 году заговор Национального центра был раскрыт, его руководители расстреляны. А родному брату Н. Н. Щепкина, профессору университета в Одессе Евгению Николаевичу, выпал другой жребий. В годы первой русской революции он тоже вступил в кадетскую партию, но вскоре порвал с ней. В 1919 году в оккупированной интервентами Одессе сблизился с большевиками, в подполье стал членом РКП(б). Когда в городе восстановили Советскую власть, Е. Н. Щепкин был назначен комиссаром Одессы по народному образованию. Его имя носит теперь одна из одесских улиц.

Судьбы братьев Щепкиных, избравших полярно противоположные пути, отражают сложность и глубокую драматичность исторической эпохи, когда родные по крови люди оказывались по разные стороны баррикад. В 1917 году общее число кадетских организаций в стране заметно возросло. На конец мая их было 183, а к осени — уже не менее 370, в том числе в Петрограде и Москве, в 73 губернских и областных городах, в 240 уездных городах и в 55 других населенных пунктах. Хотя официальных данных об общей численности кадетов в 1917 году нет, подсчеты советских историков позволяют определить ее примерно в 70 тысяч человек. Казалось бы, цифры говорили о том, что   влияние партии   растет. Но живая историческая реальность, как известно, не всегда укладывается в абстрактные статистические схемы.

Партию «народной свободы» прежде всего поддерживали буржуазия, помещики, большая часть интеллигенции и офицерства, чиновники. Однако все эти категории населения составляли в многомиллионной России лишь тонкий слой. Гораздо более значимыми в политической борьбе были городские средние слои, в немалой степени сочувствовавшие кадетам Такова закономерность революционных взрывов — оглушенные крушением привыч ных устоев, городские обыватели видят якорь спасения в умеренно-либеральных партиях, ратующих за стабильность привычного уклада, за сохранение существующих порядков и норм. Но социальная психология городского обывателя имеет особую специфику: в массе своей он не борец, в защиту идеи на баррикады не полезет. Он руководствовался прежде всего индивидуалистическими интересами, стремлением не участвовать в событиях, а переждать их, оставаясь «в сторонке». Разве могли эти люди противо стоять тем, шедшим за большевиками рабочим, которые были глубоко заражены идеей социальной революции и готовы на самоотверженные, решительные действия в ее защиту?

[/smszamok]

Ненавистной оставалась партия «народной свободы» и для солдат (она символизировала в их представлении губительнук политику продолжения войны) и для кре стьянства, видевшего в кадетах прямых пособников и защитников интересов помещи чьего класса. Это и определило судьбу партии «народной свободы». В октябре 1917-го Временное правительство, во всех четырех составах которого кадеты неизменно занимали важное место, было свергнуто.

21 Июл »

Кадетская партия России

Автор: Основной язык сайта | В категории: Русская земля VIII—IX вв.
1 кол2 пара3 трояк4 хорошо5 отлично (2голосов, средний: 4,50 out of 5)
Загрузка...

Профессиональная интеллигенция сыграла самую важную роль в истории страны. В свою программу кадетская партия включила требования основных гражданских свобод для всего населения России, введения 8-часового рабочего дня, свободы рабочих союзов, собраний и стачек, распределения среди крестьян монастырской и государственной земли, а также за выкуп — части помещичьих земельных владений. Кадеты твердо отстаивали принцип частной собственности, добивались реформы суда и местных органов власти, выступали    за    созыв   Учредительного   собрания. В составе кадетского Центрального комитета в 1917 году — пять князей, два барона, графиня, более десяти помещиков, несколько крупных промышленников и банкиров. Многие из этих людей были связаны тесными родственными узами с придворными кругами, членами царского правительства, богатейшими семействами России. В Центральный комитет партии входили также земские деятели, публицисты, примерно треть его составляли профессора и юристы. Это были, так сказать, «сливки» русской интеллигенции, ее элита.

Созданное 2 марта 1917 года Временное правительство являлось по своей политической ориентации кадетским. К этой партии принадлежали четыре министра из десяти (Милюков, Шингарев, Мануйлов, Некрасов) и управляющий делами правительства — уже

[smszamok]

знакомый нам В. Д. Набоков. Из ее представителей было учреждено Юридическое совещание, призванное направлять всю законодательную деятельность правительства.

Софья   Владимировна    Панина   снята   в   мастерской   И.  Е.  Репина     в  «Пенатах»,  когда она   позировала  художнику.   (Фото  любезно предоставлено Музеем-усадьбой «Пенаты».) Члены партии «народной свободы» были уверены: именно их программа в конечном счете выражает интересы народа, только она способна вывести Россию на путь прогресса и благоденствия для всего населения страны. Искренней, неподдельной любовью к народу — в своем понимании — определялись поступки таких, например, людей, как Софья Владимировна Панина.

В Русском музее хранится ее портрет кисти Ильи Репина. Славное лицо с неяркими чертами, незаметная прическа, простое платье. С этим скромным обликом никак не вяжется расхожее представление о титуле «графиня». И тем не менее она была потомком знатного, вошедшего в историю рода графов Паниных со стороны отца и семейства миллионеров Мальцевых со стороны матери. Овдовев, мать вторично вышла замуж за И. Н. Петруние-вича, который был в то время одним из лидеров  земско-либерального движения. Богатейшая в России невеста, графиня Панина двадцати лет сочеталась браком с блестящим офицером-аристократом А. А. Половцевым, сыном видного царского сановника. Сам Александр III был посаженным отцом на этой великосветской свадьбе. Однако очень скоро последовал развод; Софье Владимировне была оставлена ее девичья фамилия. Молодая женщина посвятила свою жизнь благотворительным делам. На ее средства был выстроен знаменитый Народный дом в Петрограде, где устраивались спектакли и концерты для рабочих. Когда Московский Художественный театр оказался в трудном материальном положении, Софья Владимировна пришла на помощь и стала одним из его пайщиков. На ее крымской даче в Гас-пре гостил после тяжелой болезни Лев Толстой. Во время войны Панина с головой ушла в общественную работу по оказанию помощи семьям фронтовиков. В 1917 году она   была   избрана   членом   кадетского   ЦК.

Представлялось само собой разумеющимся: кому, как не «профессорской партии», включившей в себя цвет интеллектуальной России, имеющей за плечами опыт двенадцатилетней политической деятельности в Думе, решать проблемы будущего государственного устройства? «Присущие нашей партии качества — ум, знание, умение работать,— провозглашал кадетский официоз— газета «Речь»,— обеспечили нам подобающее положение».

Однако Февраль застал кадетов врасплох. Их программа, предназначенная для конституционно-демократической монархии, оказалась неприемлемой в условиях буржуазно-демократической революции. Это с чувством некоторой растерянности вынуждены были отмечать и сами кадетские деятели.

— Февральская революция,— признавались они,— превратила нас в тактически опоздавшую партию. И правда. Когда в 1905 году на своем учредительном съезде кадеты принимали политическую программу, они видели перед собой желанный образец — английскую конституционную парламентарную монархию. Ориентировались на государственный строй, веками вырабатывавшийся британской аристократией вкупе с финансовыми, промышленными, торговыми магнатами. Ставили перед собой задачу готовить отсталую Россию к восприятию и следованию английскому эталону, просвещать темные, невежественные народные массы, чтобы они могли осознать преимущества западной цивилизации.

Политический идеал — разделить государственную власть «по справедливости» на три части: одна — монарху, друга»—высшим сословиям, третья — народу. Осенью 1915 года, в момент тяжких поражений русских войск на фронтах мировой войны.  Немногие месяцы существования Временного правительства,— вспоминала впоследствии А. В. Тыркова,— были для кадетской партии периодом ее наиболее напряженной деятельности, Я не скажу — расцвета. К сожалению, слишком быстро стало выясняться, что кадеты не в силах справиться с выпавшей им исторической ролью. Добросовестные, начитанные, от всего сердца преданные России кадеты, среди которых были люди очень неглупые, не справились со своей новой задачей, не сумели превратиться из оппозиции в правительство. Почему?..

Условия были исключительно неблагоприятны. Война нарушила нормальный ход жизни, подточила народное хозяйство, расшатала нервы… Самодержавие свалилось, оставив после себя пустоту… Заполнить опустошение оказалось не под силу кадетам… Исчезновение Думы увеличило опасную пустоту вокруг новой власти… Совет солдатских и рабочих депутатов очутился в центре внимания всей России…». Советы с поразительной быстротой густой сетью покрыли Россию. Они энергично забирали в свои руки власть на местах, нейтрализуя деятельность создававшихся там (при участии кадетов) общественных комитетов. Тем самым полностью перечеркивались разработанные в кадетской программе проекты реформирования органов местного самоуправления. В условиях пос-лефевральской России, когда вмиг рухнула и со скрипом развалилась царская административно-бюрократическая машина, оказалось, что все эти тщательно сформулированные программные параграфы отброшены жизнью за борт.

Теперь партия «народной свободы» наскоро, без загодя разработанных схем, стремилась утвердить в стране власть Временного правительства. Еще 1 марта кадетский ЦК принял решение о назначении правительственных комиссаров, которые будут контролировать положение в разных районах страны. В большинстве своем на эти посты были назначены члены партии «народной свободы». Однако за плечами комиссаров не было никакой реальной силы— под давлением революционного народа Временное правительство вынуждено было упразднить охранные отделения, корпус жандармов и полицию. Матросы не скрывали своего презрения к нему, не слушались его приказаний и даже отказывались вставать при его появлении». Кадеты пытались укрепить авторитет своей партии с помощью широко организованной пропаганды — брошюр, публичных лекций, выступлений на митингах. В их руках были многочисленные органы прессы, издававшиеся в разных городах страны. Но кадетская пропаганда не имела успеха. Решения острейших социальных проблем, которые предлагала партия «народной свободы», массы встречали в штыки.

Очень непопулярна была политика кадетской партии в рабочем вопросе. Хотя в ее программе значился пункт о введении 8-часового рабочего дня, в условиях войны и разрухи воплощение в жизнь этого требования казалось кадетам несвоевременным. Они категорически возражали против увеличения заработной платы на предприятиях, введения рабочего контроля. Кадетские пропагандисты призывали пролетариат «удовлетвориться обеспечением себе достойного минимума средств существования» и «решительно отказаться от потребления предметов комфорта и роскоши». В голодном и многотрудном 1917 году после трех изнурительных военных лет подобные призывы не могли не вызывать у рабочих раздражения и возмущения.

[/smszamok]

Партия «народной свободы» продолжала настаивать на своей аграрной программе, стремившейся примирить интересы крестьянства и помещиков. Но для послефев-ральской России кадетские аграрные рецепты — помещичья земля за выкуп — безнадежно устарели. Уже в марте крестьяне в разных концах страны начали самовольно захватывать господские земли, поджигать и громить имения.

10 Июл »

Внутренняя и внешняя торговля

Автор: Основной язык сайта | В категории: Русская земля VIII—IX вв.
1 кол2 пара3 трояк4 хорошо5 отлично (1голосов, средний: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Главными формами организации внутренней торговли в Украине в XIX ст. оставались ярмарочная, базарная и постоянная стационарная торговля. На протяжении XIX — в начале XX ст. состоялись изменения в ярмарочной торговле. В Украине, как и в других частях монархии Романовых, была очень густая сеть ярмарок. Каждый более или менее значительный населенный пункт находился в пределах этой сети, находился в сфере ее влияния. В первой половине XIX ст. насчитывалось свыше 2 тыс. ярмарок, на начало 1895 г. количество их выросшая в 1,8 раза, за 10 лет (1895—1904) — с 4250 до 5600.

Как и раньше, ярмарки проходили во все поры года — зимой, весной, летом и осенью. В связи с отсутствием усовершенствованных путей соединения и отсталостью средств транспортировки наибольшие торговые операции на ярмарках проводили в январе, злому, июне, июле, августе, когда пути были наиболее удобны для транспортировки грузов.
Торговые обороты отдельных ярмарок были разными: от нескольких сот до нескольких миллионов рублей. По данным отчетов губернаторов правительству, накануне реформы 1861 p. в Украине на ярмарки было завезены товары на сумму 110,5 млн крб., а продано — на 56,7 млн крб. На начало 1895 p. продажа товаров возросла в 1,25 раза.

На протяжении 1895—1904 pp., за значительно заниженными данными, сумма

[smszamok]

стоимости привезенных товаров на ярмарки Украины увеличилась с 143,2 до 260 млн крб. Если считать мелкими ярмарки с привозом товаров на сумму до 5 тыс. крб., средними от 5 до 100 тыс. крб. и большими свыше 100 тыс. крб., то в 1863 p. в Украине насчитывалось мелких ярмарок 1064, средних — 972 и больших — 8. В Харьковской губернии в 1845 p. состоялось 440 ярмарок, из которых на города приходилось 79 и на села — 361. Тем не менее с 34 035 тыс. крб. торгового оборота сельские ярмарки имели 1/10, а городские — 9/10.

Мелкие городские, местечковая и сельская ярмарки обслуживали сравнительно небольшой район, преимущественно окружающие населенные пункты. Торговлю здесь велели в основному местными товарами в розницу. В этих ярмарках, принимало участие почти все местное население. Постоянной фигурой на мелких ярмарках был торговец-скупщик. Особенно нужными эти ярмарки были в сельских местностях, где была слабо развитая постоянная торговля, а сбыт сельскохозяйственных продуктов, крестьянских промышленных изделий не приобрел организованный характер. Продолжительность таких ярмарок ограничивалась одном-двумя на днях.
Большие городские ярмарки обслуживали хозяйственно-административные регионы Украины, объединяли их в одно экономическое целое, также втягивали украинские земли в систему всероссийского рынка, были важными пунктами всероссийского обмена. На этих ярмарках широко практиковали оптовую торговлю, в которой главная роль принадлежала купцам и помещикам. На большие городские ярмарки привозили товары почти из всех украинских губерний, многих центральных губерний России, из Белоруссии, Польши, Прибалтики.

Изменялись формы и методы торговли на ярмарках. Шире применяли оптовую торговлю за образцами, в форме аукционов. Например, на Киевской контрактовой ярмарке куплю-продажу осуществляли в основном в форме контрактов (договоров) на товары, которые были на местах производства (хлеб, сахар, металл, уголь и т.п.).

Некоторые оптовые ярмарки сокращали объем товарообороту, а некоторые, наоборот, с проводкой железных дорог расширяли торговлю, превращались в межрайонные и всероссийские торговые пункты.

На оптовых ярмарках прежде всего усилилась тенденция специализации торговли. Среди сравнительно большого ассортиментов (свыше 40 наименований) выделялся один или несколько видов товаров, которые определяли специфику того или другой ярмарки. Так, Харьков был главным центром торговли изделиями текстильной промышленности. Уже в конце XIX ст. на трех его ярмарках — Хрещенському, Покровскому и Успенскому — мануфактура составляла 40 % привезенных и 70 % всех проданных товаров. С начала XX ст. эти ярмарки специализировались на торговле кожами и обувью, которые представляли не меньше чем 10 % общей стоимости выставленных здесь товаров и почти всегда раскупались.
Свою товарную специфику имела Киевская контрактовая ярмарка. Он был не только традиционным местом привоза и сбыта разнообразных товаров из украинских и русских губерний, а и прославлялся оптовыми операциями купівліпродажу сельскохозяйственной продукции (сахара, збіжжя).
Ярмарки на юге Украины (Петропавловський в Ярмолинцях, Успенский в Никополе) также специализировались на операциях с зерном, которое большими партиями отсюда отправляли в черноморские порты на экспорт. Большое значение во внутренней торговле имели также сельские и городские базары, торги. На протяжении первой половины XIX ст. количество базаров в городах Украины значительно выросшая за счет как устройство базаров в городах, где они раньше не собирались, так и увеличение базарных дней там, где уже были базары.
На время реформы 1861 p. в городах Украины был 12 141 базар, причем один раз в неделю базары происходили в 34 городах, два раза в неделю — в 41, три раза в неделю  — в 13 и ежедневно в 9 городах.

Базары были важным звеном в тогдашней торговой системе. Через базары в значительной мере обменивали промышленные и сельскохозяйственные товары, осуществляли экономическую связь между городом и селом. Наиболее ходовыми из местных товаров на украинских базарах были зерно и скот. Торговлей збіжжям в основном занимались торговцы-скупщики. Посещая сельские базары, городские торги и ярмарки, они скупали хлеб у крестьян и землевладельцев, а потом перепродавали его оптовым торговцам или непосредственно сбывали на внутреннем или внешнем рынках. Если в первые пореформенные года базары открывали преимущественно в городах, то в 80— 90-х годах
— и в большинстве сел. В 1900 p. базары собирались в 940 пунктах и торговали в целом 77 тыс. дней на год. В 1913 p. в украинских губерниях рынки функционировали в 1300 городах и других населенных пунктах свыше 110 тыс. дней.

В больших городах действовало ежедневно несколько базаров. Так, в конце XIX ст. в Киеве их было 6, в Харькове и Одессе — по 5. Расширился ассортименты товаров. Рядом с продуктами земледелия и животноводства, которые вырабатывали для продажи помещичьи, кулаческие и крестьянские хозяйства, все больше появлялось на рынке промышленных изделий. Рост транспорта, особенно железнодорожного, оказывало содействие расширению географии торговли: на базары доставляли товары не только из близких местностей, а и из отдаленных губерний.

В 1913 p. ежедневные обороты рынков больших торгово-промышленных городов, таких как Одесса, представляли не меньше чем 10,4 тыс. крб., Киева и Харькова — 2,5-3 тыс. крб., административных центров экономически меньше развитых губерний (например Житомира) — в среднем 1,5 тыс. крб., уездных городов — 0,8-1 тыс. крб. за каждый базарный день, а в селах — от 0,1 до 0,2 тыс. крб.
В украинских губерниях сравнительно с другими регионами Русской империи быстро возрастала постоянная торговля, которая с 80-х лет XIX ст. преобладала. Развитие парового флота, строительство железных дорог ускорили и здешевили доставку товаров непосредственно потребителю, сделали наконец ненужным посредничество многих ярмарок и бывших гужевых перевалочных пунктов. Количество постоянных торговых предприятий (магазинов, магазинов, составов, кабаков, корчм) быстро увеличивалась. Если в 1861 p. в Украине их насчитывалось 33,2 тыс., то в 1900 p. — почти 87 тыс.

В условиях быстрого индустриального развития стационарная торговля приобрела новые формы. Неуклонно возрастал ее объем и увеличивался ассортименты товаров. В торговле, как и в промышленности, происходили концентрация капиталов, постепенное вытеснение из оптовой и розничной торговли мелких и средних торговцев. Это, в частности, осуществлялось созданием больших универсальных и багатофілійних магазинов.
Возрастало количество магазинов и магазинов, которые торговали оптом и в розницу, палаток, разных предприятий из продажи водки, вина, табака и т.п..

Во внутренней торговле Украины все более возрастающую роль отыгрывали товарные биржи, которые начали возникать еще в дореформенный период. Они очень часто образовывались из оптовой ярмарочной торговли и часто заменяли ее. Биржа как особая форма рынка исторически образовалась в условиях промышленного развития. Для нее были характерные регулярные, приуроченные к определенному месту и времени деловое собрание, на которой осуществляли торговлю на основе заключения соглашений, которые подчинялись специальным правилам, и устанавливали цены, приемлемые. для участников операции. В 1870 p. в Украине действовала одна товарная биржа, а в 1904 p. — 6. В начале XX ст. учреждение бирж продлевалось.

Украина все больше втягивалась в сферу общероссийских внешнеторговых связей, в систему мирового рынка. Наличие большого количества товарного зерна в Украине и повышение спроса на него со стороны западноевропейских государств обусловили быстрый рост вывоза зерна, особенно пшеницы, из черноморско-азовских портов.

Больших объемов приобрел вывоз украинского зерна в 1816— 1817 pp., когда в Западной Европе был голод. В конце 50-х лет 81 % продукции украинского земледелия, которые экспортировали через черноморско-азовские порты, представляла пшеница. В совокупности экспорта ее доля равняла 68 %.
Росту торговли через черноморско-азовские порты, большинство которых было на территории Украины, оказывала содействие как внешняя торговая политика царского правительства, так и предоставление этим портам некоторых привилегий. Так, в 1782 p. с целью расширения торговли через эти порты царский вряд выдал распоряжение об уменьшении там на 1/4 таможенных сборов. Ряд торговых привилегий было предоставлено Одессе. Например, в 1804 p. было разрешено провозить товары транзитом через Одессу в Молдавию, Валахию, Австрию и Пруссию, а также за море. Царским манифестом от 10 мая 1817 р, Одессе «подарено» на 30 лет порто-франко, т.е. право беспошлинного вывоза и ввоза товаров. Как следствие, Одесса стала местом складирования иностранных товаров, которые расходились отсюда не только в Россию, а и в Польшу, через транзит — в Австрию, через Кавказ — в Персию. В Одессе организовывали банкирские дома, обороты которых охватили все побережье Черного и Азовского морей: одесское купечество стало быстро богатеть. Введение порто-франко оказывало содействие преобразованию Одессы на один из важнейших портов Русской империи. Импорт товаров через Одесский порт постоянно возрастал. Так, если в 1802 г. сюда было ввезены иностранные товары на сумму 719 тыс. крб., то в 1860 г. на 14 766 тыс. крб., причем вывоз в 1860 г. уступал по объему ввоза многим предыдущим годам. Значительные обороты во внешней торговле имели такие южные порты, как Бердянск, полтавский и прочие, которые регулировали торговлю России с Украиной тканями.

Итак, численность торговцев увеличилась в 1,9 раза на и около 1500 на разносную торговлю. В 1882 p. количество удостоверений на ведение местной мелкой торговли представляла свыше 54 тыс. Численность мелких торговцев и в следующие года оставалась значительной. Об этом убедительно свидетельствует тот факт, который лишь в Киевской губернии в 1890 p. было выдано на мелкую торговлю близко 12 700 удостоверений и свыше 9 тыс. билетов, в Волынской губернии в 1897 p. — соответственно около 730 удостоверений и 7490 билетов.

На западноукраинских землях на протяжении XIX ст. развивались все формы торговли. Ведущей формой организации периодической торговли оставались ярмарки. В конце XIX  — в начале XX ст. в Восточной Галиции, Северной Буковине, Закарпатье проходило каждый год 1 тыс. ярмарок. Ярмарки на западноукраинских землях, равно как и на восточноукраинских, происходили во все поры года, однако насыщенность ярмарочных операций была неодинаковой, меньше всего ярмарок было весной, а более всего осенью, что непосредственно связывало с наличием товарной продукции в крестьянских и помещичьих хозяйствах.  В Северной Буковине и Закарпатье вели активную торговлю скотом. На ярмарки Ужгорода, Береговая, Мукачева 1897—1900 pp. пригоняли в среднем по 123 тыс. глав рогатого скота, коней, овец, в 1901—1905 pp. — 130 тыс., в 1906—1910 pp. — 120 тыс. Важными рынками сбыта зерна стали Черновцы, Вижниця, Садгора. Значительную роль в экономической жизни Галиции отыгрывали контрактовые ярмарки, которые ежегодно, начиная из конца XVIII ст., собирались в Льве (начало января — начало февраля). К периодической форме торговли принадлежала также базарная торговля.
На базарах продавали преимущественно продукты питания, ремесленные изделия, а также товары, закупленные на больших ярмарках. Между базарами и ярмарками существовала определенная связь. В некоторых городах, в частности в Льве, собирались торги, которые за товарооборотом и количеством участников не уступали малым ярмаркам. На торги часто приезжали купцы из ближних и отдаленных городов, даже из-за границы. Ассортименты товаров свидетельствовал об определенной порайонной специализации. Торги и базары имели важное значение в реализации продуктов земледелия и животноводства, сельскохозяйственного сырья, ремесленных изделий.

Несмотря на важную роль западноукраинских ярмарок и базаров, сезонная торговля в регионе теряла свое значение, уступая прогресивнішим и стабільнішим формам товарного обмена. Дальнейшего развития приобрела высшая форма торговли — стационарная.
В Галиции наибольшим центром стационарной торговли был Львов. В 1812 p. в городе действовало 8 оптовых магазинов и 222 магазину розничной торговли, большое количество магазинов из продажи вина, пива, меда, водки, табака. В 1850—1851 pp. в львовской торговле было занято 2700, а во вспомогательных торговых предприятиях — почти 8000 лиц, в частности свыше 2100 купцов торговали разными товарами. За 1870—1911 pp. количество лиц, занятых в стационарной торговле Львова, увеличилась с 1,9 до 3 тыс. Всего в Восточной Галиции в 1902 p. было 45,5 тыс. стационарных магазинов.

[/smszamok]
Зарождалась и развивалась постоянная торговля в Закарпатье. Итак, на протяжении XIX — в начале XX ст. во внутренней и внешней торговле Украины состоялись новые качественные изменения. Расширилась ее география, увеличился ассортименты товаров, возросли объемы товарообороту. Появились прогрессивные формы товарообмена. Важного значения начали приобретать товарные биржи. Расширялись, становились более тесными экономические связи между западноукраинскими землями и Приднепровьем. Укрепился всеукраинский национальный рынок. Тем не менее на него отрицательно влияла антиукраинская политика в области торговли, которую осуществляли правящие круги империй Романовых и Габсбургов.

10 Июл »

Зарождение и развитие кооперативного движения

Автор: Основной язык сайта | В категории: Русская земля VIII—IX вв.
1 кол2 пара3 трояк4 хорошо5 отлично (Еще не оценили)
Загрузка...

В новейшую эпоху больших социально-экономических преобразований народ вступил без собственного государства. Он был объектом жестокого колониального угнетения. Иностранные поработители бесстыдно грабили богатые земли, природные ресурсы Украины. Тяжелое положение трудового народа, особенно крестьянства, усиливалось его социальной и политической незащищенностью. После отмены крепостного права в Украине возникают разные формы экономической самообороны гражданства. Важнейшей из них становится кооперация как движение самообороны экономически слабых и социальное приниженных слоев населения. Важную роль не только в национально-культурному, а и в экономическом подъеме украинского народа отыгрывали украинские общественные организации 60— 70-х лет XIX ст. Инициатором организации первого потребительского кооператива в Украине выступила харьковская община.

В 1870 г. по инициативе харьковского потребительского общества был запланирован кооперативный съезд и образование потребительского кооперативного союза. Тем не менее харьковский губернатор запретил проводку этих

[smszamok]

мероприятий на том основании, что деятельность таких обществ не должна распространяться вне границы одного города.

Второе кооперативное потребительское общество основано в Киеве в конце 1868 г. Однако первые украинские кооперативы просуществовали лишь несколько лет, их упадок был обусловлен рядом причин. Прежде всего плохо был подготовленный социальный грунт для кооперативной деятельности. Подавляющее большинство граждан еще не понимало сути и значение кооперации. Высокие как на те времена взносы (25-50 крб.) не давали возможности вступать в кооперативы менее зажиточному населению украинских городов. Через материальную необеспеченность кооперативы не могли конкурировать с частными торговцами, которые и вдобавок не гнушались средствами, чтобы их уничтожить. Усматривая в кооперации оппозиционную силу, государственная администрация враждебно относилась к ней. Организаторы первых потребительских обществ не имели практического опыта.

Реакционная политика русского правительства в 70-середине х лет, преследование местной инициативы в образовательной и экономической жизни отрицательно повлияли на деятельность первых украинских кооперативов. На протяжении 20 лет темпы кооперативного движения были весьма низкими. С 1870 до 1894 p. возникло только 31 потребительское общество. В 90-х годах кооперативная деятельность оживилась, что было связано с деятельностью известного украинского кооператора «артельного отца» М. Левитського, который, получив в 1885 p. университетское образование, тщательно выучил общественное отношение украинского села и его хозяйства. Благодаря его энергичным усилиям 29 сентября 1894 p. в с. Февар на Херсонщине образовался первый земледельческий союз, так называемая артель, ее члены объединили свои земельные участки, рабочий скот, реманент. Общими усилиями они вели хозяйство, а прибыли распределяли соответственно количеству работающих и площади земли. Артелью руководил староста, которого избирали голосованием. Из Херсонщины артельное движение быстро распространилось на Екатеринославщину, Полтавщину, Черниговщину, Киевщину и Донетчину. Если в 1894 p. в Украине действовало 5 союзов, то в 1895 p. — 12, а следующего года — уже больше 100. Артельное движение из Украины перекинулся и на русские территории. Возникшая настоятельная потребность в юридическом оформлении сельских производственных кооперативов. Поэтому М. Левитський разработал устав артели, в котором четко сформулировал причины, которые предопределяли целесообразность объединения крестьян в производственные союзы, определил важнейшие основы их практической деятельности.

Количество членов крестьянских союзов было небольшой. Большей частью они объединяли по 15-20 хозяйств, иногда — 50 или больше. Артельного старосту избирали на один год. Все эти союзы просуществовали не больше трех лет. Объединенные в них крестьяне не были подготовлены к ведения общего хозяйства и расчетов между собой. В целому же земледельческие союзы М. Левитського не имели значительного влияния на сельское хозяйство. Поэтому «артельный отец» с 1903 p. сосредоточил основное внимание на организации ремесленных артелей в городах. Он, в частности, организовал артели в Єлизаветграді, Одессе, Киеве, Балте, Винницы и в других городах. После принятия в 1902 p. царским правительством закона о производственных артелях в украинских городах возникли производственные союзы рабочих, портовых грузчиков, конторских работников, инженеров. В 1906 p. была основана артель киевских печатников. Такие союзы было организованно и в других городах Украины. В 1912 p. на Приднепровье действовало всего 2500 потребительских кооперативов, тогда как во всей империи Романовых их численность составляла 6700.

Тем не менее кооперативное движение приходит в упадок почти на 20 лет. Старые общества едва прозябали, а новые почти не возникали. Одной из причин этого было и то, что к 90-середины х лет XIX ст. в Русской империи не было закона, который бы нормировал организацию и деятельность кредитных кооперативов. Лишь в 1895 p. царское правительство по инициативе Сотдела Московского комитета помощи промышленным обществам выдал закон об организации кооперативного кредита, так называемое Положение об учреждениях малого кредита. Этот документ предусматривал внедрение рядом с существующими ощадно-позиковими обществами организаций малого кредита — кредитных кооперативов типа Райфайзена, их основывали не на паях, как это имело место в обществах. Основной капитал кредитных обществ представляли одолженные или пожертвованные суммы. Эти общества большей частью получали на основной капитал заем из государственного банка под солидную ответственность их членов (общества не имели права на такой заем). Поэтому кредитные общества контролировали государственный банк. Займа в кредитных обществах были долгосрочные, их выдавали лишь на производственные нужды. Эти общества могли также вести посреднические операции.

Закон 1895 p. предусматривал некоторые облегчения и для обществ. Они имели право выдавать долгосрочные займы за порукой и под залог подвижного и недвижимого имущества. Детальнее определялась роль квалификации кураторов. Права попечителей предоставлялись и земствам, если они кредитовали общества. Поэтому земства получали право контроля и ревизии деятельности этих обществ. Для обеих типов кредитных кооперативов были выданы новые уставы.

Для руководства их работой в 1904 p. был создан правительственный орган Управления для дел малого кредита как департамент министерства финансов. На местах действовали соответствующие губернские управления. Хотя украинские кредитные союзы развивались в системе общероссийской кооперации, тем не менее многие из них, особенно в сельской местности, стали важными ячейками общественной самодеятельности, формирование национального сознания их членов. Чем больше разворачивалось украинское кооперативное движение, тем становилась потребность в объединении разрозненных обществ с целью координации и улучшение их деятельности. Однако такому объединению украинской кооперации совершали разные препятствия как царское правительство, так и центральные имперские кооперативные учреждения.  Киевский союз развернул активную деятельность, созвал кооперативные съезды и совещания, стал ведущей ячейкой в соревновании против Московского союза. И после финансового краха в 1913 p. его было ликвидировано. Несмотря на короткое время своего существования, Киевское и Винницкий потребительские союзы провели важную организаторскую и просветительную работу. С их помощью возникло много районных кооперативных объединений, которые действовали до 1917 p. Благодаря объединению украинские кооператоры обменивались опытом работы, определяли общую цель, согласовывали планы действий.
В отличие от западноевропейских стран, где развивался промышленный капитализм, а основателями первых кооперативов были большей частью наемные работники, в экономически отсталой Западной Украине кооперативное движение ориентировалось на крестьянские хозяйства, которые и составляли абсолютное большинство членов кооперации. Пионерами кооперативного движения, а со временем и руководителями всей его организации были «адвокаты и сельские священники», другие представители интеллигенции, которые «вышли из села и целой технологией связанные с селом», — отмечал в 1934 p. газета «Кооперативная республика».
Развитие украинского кооперативного движения было обусловленный нуждами капитализации сельского хозяйства. Преимуществами кооперативного кредитования и сбытую пользовались не только большие сельские хозяева, а и малообеспеченные крестьяне. Все они устраивали общества для организации сбыта своей товарной продукции, кредитование и снабжение своих хозяйств усовершенствованными орудиями работы, удобрениями, семенным материалом.

Для сельских предпринимателей кооперация была не только средством обогащения, а и орудием борьбы против сильных инонациональных конкурентов. Перед западноукраинской кооперацией от самого начала ее учреждения были поставлены задачи — создать внутренний рынок для национальной промышленности. Создание разветвленной сети потребительской кооперации обеспечивало реализацию продукции украинских предпринимателей. Кооперация должна была стать двигателем украинской индустрии. Австро-венгерское правительство, проанализировав роль западноевропейской кооперации и положение в стране, признал целесообразным использовать кооперативное движение в своих целях. В 1873г. был выдан закон о заробітково-господарські союзах, который предусматривал развитие кооперации на всей территории АвстроУгорщини. Власти имели целью использовать кооперативное движение для затормаживания процесса разорения мелких товаропроизводителей и увеличение притоков капитала за счет налогов в государственную казну.

Важным этапом деятельности «Народной торговли» стало преобразование ее на союзное объединение потребительских кооперативов. Соответственно изменениям устава 1907 p. она должна была организовать торгу кооперативы, проверять их деятельность и быть для них центральной организацией. В 1912 p. она поддерживала торговые отношения с 831 магазином: читальнями, общественными и украинскими частными учреждениями, а перед первой мировой войной имела 19 собственных больших магазинов в галичских городах.
Потребительская форма кооперации к первой мировой войне слабо распространялась в западноукраинском селе. Попытку создать такую кооперацию делало культурно-образовательное общество «Просвета», которое с 1891 p. начало заниматься также экономической деятельностью и интенсивно пропагандировало кооперацию. В 1899 p. представители крестьянства, интеллигенции и духовенства организовали в Одесскую на Золочівщині местное общество «Сельский хозяин», которое в 1905 p. перешло к Львову, стало краевым органом кооперации и переняло от «Просвети» ее экономические функции.

[/smszamok]
Переломным в деятельности общества стал 1909 p. На земледельческой выставке в Стрыю состоялись чрезвычайные сборы его членов. Они изменили устав, избрали новые руководящие органы, наметили широкую программу дальнейшей деятельности. Воплощение ее у жизнь возглавил известный кооперативный и общественно-политический деятель Галиции Е. Олесницький. Он вместе со своими сотрудниками развил интенсивную организаторскую работу. «Сельский хозяин» быстро превратился на значительное учреждение с филиалами почти в каждом уезде, сотнями кружков, многими исследовательскими полями, станциями. В конце 1912 p. общество имело 90 филиалов, 1151 кружок, в которых насчитывалось 26 612 членов. Важнейшими направлениями работы общества были: создание разных производственных и хозяйственных союзов, пропаганда сельскохозяйственных знаний среди населения, организация читален, библиотек, сельскохозяйственных и промышленных школ, проводка съездов, курсов и выставок, отладка работы образцовых хозяйств, исследовательских станций, посредничество при купле земли, искусственных удобрений, реманенту, при сбыте сельскохозяйственных продуктов

10 Июл »

Столыпинская аграрная реформа

Автор: Основной язык сайта | В категории: Русская земля VIII—IX вв.
1 кол2 пара3 трояк4 хорошо5 отлично (Еще не оценили)
Загрузка...

В Русском государстве была проведена аграрная реформа, которая достала название «столыпинской» за именем ее автора и создателя главы Совета министров П. А. Столипина. Основные положения реформы были изложены в указе 22 ноября 1906 г., который после утверждения царем стал законом от 27 июня 1910 г. Правительство во время революции 1905—1907 гг. добивался стабилизации положения в стране в направлении перестройки земельно-аграрных отношений, создав состояние зажиточных крестьян. В Русской империи крестьянам принадлежало 165, в Украине — 91 млн. и 5,4 млн. десятин частной земли. Землевладельцы владели соответственно в России 53, в Украине 10,9 млн. десятин. Поэтому правительство решило разрешить аграрный вопрос, сохраняя помещичье землевладение, конфискация которого, на взгляд П. А. Столипіна, не могла радикально изменить положение крестьян.

Столыпинская аграрная реформа предусматривала осуществление таких основных мероприятий. Каждый крестьянин имел право требовать от общины выделения вместо чересполосных земель одного компактного участка. Предполагалось переселение на хутора. В собственность закреплялись излишки земли свыше нормы на одну душу, если крестьянин заплатит за них общине по выкупной цене 1861 p., когда цены были низшие. Для выхода из общины нужна было согласие сельского востока, тем не менее если она его не давала на протяжении С дней, то крестьяне наделялись землей по распоряжению земского начальника. В общинах, где не было

[smszamok]

передела земли на протяжении 2 лет, земля в собственность закреплялась обязательно и независимо от желания крестьян, а за излишки земли не надо было пластать вообще. 29 мая 1911 p. был принят закон о землеустройстве, согласно которому в селах, где были проведены работы, земля автоматически переходила землевладение. Осуществлением земельной реформы занимались Министерство внутренних дел и Главное управление землеустройства и земледелия, на местах — губернские и уездные комиссии. Что же принесла Столыпинская аграрная реформа Украине? Закон 14 июня 1910 p. действовал до 1915 p. За это время закрепили землю в индивидуальную собственность на Правобережье — 48,9 % крестьян, на Юге — 42, на Левобережье — 16,5 % (по другим данным, соответственно 50,7, 34,2, 13,8 %).  Тем не менее установление Крестьянским банком высоких цен на длю сделало невозможным для основной массы крестьян его помощью. На протяжении 1906—1916 pp. банк дал крестьянам 596,4 тыс. десятин земли. За 1906—1912 pp. было образовано 226 тыс. хуторов, которые составляли 5,1 % всех хозяйств, а в 1916 p. их насчитывалось 440 тыс., или 14 % крестьянских дворов. Займа для купли земли Крестьянский банк предоставлял в размере 95 % покупательной цены, под хутора — в размере 100 %.

Итак, столыпинская аграрная реформа ускорила переход датского села на индустриальную основу, создала условия для развития, стимулировала развитие агрономических мероприятий. В 09—1913 pp. производительность сельского хозяйства в полтора раза. Зерновые культуры занимали в 1870г. 14,7 млн десятин, в 1913 г. — 20,7 млн десятин, или 90,5 % посевных площадей, технические культуры — 3,8 %, овоще и картофель — 3,8, кормовые культуры — 2,1 %. Украина была основным регионом Русской империи, где выращивали пшеницу, ячмень, рожь, овес, гречку. В Украине больше, чем во всех европейских губерниях России, выращивали озимой и яровой пшеницы, ячменя (в 1900 p. соответственно 75,1 %, 38,8, 51,4 %), а ржи — лишь 14 %. Постепенно возрастала средняя урожайность зерновых культур. Средняя урожайность в 1909—1913 pp. представляла: озимой пшеницы — 10,4 ц/га; озимой ржи — 9,8; яровой пшеницы — 7; ячменя — 10,7; овса — 10,7; проса — 9,9; кукурузы — 11,2. Высочайшие урожаи были на Правобережье, а наиболее низкие — в Степной Украине. Производство зерна на душу населения возросло с бы 0-х к 90-х лет в Степной Украине в 2,5 раза. Правобережье — на С, Левобережье — на 10 %.  Быстро возрастали посевы сахарной свеклы, в частности в Правобережных, Харьковской, Черниговской губерниях, и представляли в 1900 p. 350 тыс. десятин, или 78 % площади, занятой сахарной свеклой в Русском государстве. В целом Украина давала 82 % валового сбора в империи.

Важными техническими культурами в Украине оставались лен и табак. Основным районом производства льону-кудряшу, что выращивался для производства масла, была Степная Украина, где под этой культурой было занято 200 тыс. десятин, а в других губерниях — 57 тыс. десятин. 2/3 лена собирали в помещичьих хозяйствах. С 80— 90-х лет XIX ст. посевы сокращались, а основной масляной культурой стал подсолнечник. Первое место в производстве табака занимали Черниговская та Полтавская губернии, на которые приходилось 40-50 % производства махорки и табака в империи.

Несмотря на некоторый подъем, растениеводство в Восточной Украине оставалось отсталым. Прогресс здесь характеризовался переходом к многопольной системе земледелия, расширением площади озими, применением севооборотов с посевами кормовых культур и травосеяние, использованием минеральных удобрений. Тем не менее эти мероприятия касались лишь лучших помещичьих имений, части зажиточных крестьянских хозяйств, они не приобрели массовый характер. Главной системой земледелия оставалось трехполье, а в степной части сохранялся перелог. На Левобережье и Юге яровые посевы преобладали. В 1913 p. в Украине они занимали 71 % посевной площади зерновых культур. Одностороннее зерновое развитие при отсталой технике приводил к истощению грунту и снижение плодородия. Украина завозила из других районов империи картофель, лен, конопля.

Медленнее, сравнительно с полеводством, развивалось животноводство. В конце XIX ст. стоимость его продукции равняла 10 % стоимости сельского хозяйства. Это было связано с сокращением площадей покосный лугов и пастбищ, односторонним зерновым развитием сельскохозяйственного производства. Подавляющее большинство скота принадлежало помещикам, зажиточным крестьянам, тем не менее половина сельских дворов была безлошадными. Особенно ухудшилось состояние животноводства после 90-неурожаев х лет XIX ст. С 1897 по 1912г. уменьшилось поголовье, большого рогатого скота на 7-9 %, свиней — на 9, овец грубошерстних — на 5-7, тонкорунных — на 70 %. Сократилось количество волов, их место заняли кони. Количество коней на протяжении второй половины XIX ст. увеличилась на 85 %.

Сельское хозяйство западноукраинских земель все больше приобретало торговый характер. Хозяйства землевладельцев были многоотраслевыми и работали на рынок. Продавали зерновые культуры, картофель. В торговом балансе крестьянских хозяйств ведущую роль в растениеводстве отыгрывали лен, табак, картофель, сахарная свекла, хмель. Зерно продавали лишь 15 % зажиточных крестьян, 65 % крестьян его закупали. Успешно развивалось торговое животноводство, цена на продукцию которого (масло, молоко, яйца) выросшая в 2-3 разы. Крестьяне поставляли на внутренний и внешний рынки большой рогатый скот, коней, свиней. Одновременно сельское хозяйство не обеспечивало потребности населения в продуктах питания. Своего зерна не хватало. Его потребляли в 2 раза меньше сравнительно с Восточной Украиной. За 1857—1900 pp. на душу населения потребления хлебы уменьшилось до 65,6 %, ежегодный недобор пшеницы составлял 42 кг, ржи — 21 кг. Ежегодно Галиция ввозила 2 млн ц муки из Венгрии.

На развитие сельского хозяйства Украины отрицательно повлияла первая мировая война. В Восточной Украине в армию была забрана половина трудоспособного мужского населения. Посевные площади сократились на 1880 тыс. десятин, валовой сбор уменьшился на 16,8 %, зерновых — на 200 млн пудов ежегодно, урожайность — на 8 %, количество коней — на 10,8 %. Ухудшилось положение крестьян. На 1917 p. с 980 тыс. хозяйств 16 % не имели посевов, 16,2 % имели до одной десятины, 28,7 % не имели коров, 35 % были безлошадными. Война привела к экономической разрухе также на западноукраинских землях.

[/smszamok]
Итак, определяющим событием аграрного развития Украины в конце XIX ст. была отмена крепостного права в ходе реформ 1848 и 1861 pp. в пользу землевладельцев, сохранение остатков крепостничества. Как следствие сельское хозяйство мало экстенсивное направление с малыми капиталовложениями, недостаточной сельскохозяйственной техникой, низкой производительностью работы. Большинство крестьянских хозяйств были парцельованими, что исключало возможность применения агротехнических мероприятий. Медленно создавались и развивались фермерские хозяйства. Они были интенсивны за производством, поставляли на рынок зерно, картофель, лен, сахарная свекла. Широко использовали нанимаемую работу. Сельское хозяйство стало торгово-предпринимательским. Усилилась специализация. В товарно-денежные отношения втягивались как помещичьи, так и крестьянские хозяйства. Ускорила интенсификацию сельского хозяйства общеевропейский кризис.

10 Июл »

Крестьянская реформа 1861 г.

Автор: Основной язык сайта | В категории: Русская земля VIII—IX вв.
1 кол2 пара3 трояк4 хорошо5 отлично (Еще не оценили)
Загрузка...

Крестьянская реформа 1861 г. определяла аграрные отношения и состояние сельского хозяйства во второй половине XIX ст. — в начале XX ст. Состоялись коренные сдвиги в распределении земельной собственности. После реформы помещичье землевладение было сохранено и расширено за счет крестьянских наделов. На протяжении 60-х лет XIX ст. — в начале XX ст. в Восточной Украине происходил процесс постепенного его уменьшения. В девяти украинских губерниях, за земельной переписью 1877 г., помещичье землевладение уменьшилось до 16 млн десятин, в 1905 г. — до 10,9 млн. десятин, или приблизительно на 41 % против 1862 г.

Особенно быстро дворянское землевладение сократилось в степных и левобережных губерниях — на 39-49 % на протяжении 1877—1905 p., в правобережных губерниях — на 16-17 %, что было связано с политикой царского правительства, которое после восстания 1863 p. конфисковал у польских землевладельцев землю и передал русским дворянам и местным чиновникам. В 1901 p. польским землевладельцам принадлежало [smszamok] 47 % частнособственнической земли, тогда как в 1863г.— 90 %. Доля дворянского землевладения в 1905 г. представляла на Правобережье — 34,8 % всей земли, на Левобережье — 20,4, на Юге— 19,4, в среднем по всей Украине — 24,5 %.

Высоким был уровень концентрации земли. В начале XX ст. насчитывалось 32,5 тыс. помещичьих имений, размеры которых в среднем составляли 334 десятины земли. 2835 владельцев имений имели свыше 1 тыс. десятин, им принадлежало 7,8 млн десятин, или 68 % всей дворянской земли, в частности в губерниях: Волынской — 32 %, Киевской — 15, Таврийской — 13, Херсонской и Катеринославській — по 10 %, Черниговской, Полтавской, Харьковской — по 5, Подольской — 2 %. Кроме наследственных землевладельцев Браницьких (167тыс. десятин), Потоцьких (197 тыс. десятин), Скоропадских (42 тыс. десятин) появились новые — Харитоненки, Симиренки, Терещенки (последним принадлежало 141 тыс. десятин). Ухудшилось финансовое состояние помещичьих имений. Выкупные платежи через недостаток средств государство выплачивало постепенно, большие суммы пошли на покрытие дореформенной задолженности, которая продолжала возрастать. Если в 1859 p. она составляла 86 млн крб., то в 1888 p. — 240 млн крб., в 1903 p. — 676 млн крб. На начало XX ст. в банках было заставлено 75 % частнособственнической, в основному помещичьей, земли.

Земля стала товаром. За 1863—1902 pp. было продано и куплено 25,6 млн десятин земли. Покупали землю крестьяне, купце, общества. Бывшие землевладельцы становились чиновниками или представителями «свободных» профессий.

В Западной Украине сохранялась большая земельная собственность землевладельцев, монастырей, государства. В начале XX ст. она представляла в Галиции 40,3 % , Буковине — 46, Закарпатской Украине — 70,9 %. Из конца XIX ст. усилилось разрушение помещичьей собственности, она начала переходить к арендаторам, посесорів, купцам, крестьянам. За период 1881—1907 pp. зафиксировано 4 тыс. случаев купли-продажи помещичьей земли. С 1852 по 1912 p. помещичья собственность в Галиции уменьшилась с 44,4 % общей площади земли до 31,8 %. Ипотечный долг с 1869 по 1910 p. возрос в С разы и составлял 751,3 млн крона. В основному землю покупала еврейская буржуазия. В Восточной Галиции в 1910г. с 2 тыс. больших имений ей принадлежало 1,1 тыс. и свыше 900 тыс. моргов земли, в Буковине — 223 тыс. моргов. Украинское крестьянство с 1852 по 1912 p. купило около 38 000 га земли, а колонисты из Польши и Западной Галиции — 237 000 га. Землю перепродавали спекулянты, повышая цену на 25-50 % .

Характерным признаком аграрных отношений в Западной Украине была мобилизация земельной собственности. В начале XX ст. в Галиции 43 % большой земельной собственности занимало магнатские латифундии площадью свыше 10 000 моргов, 32,67 % всей земли принадлежало хозяйствам площадью свыше 1000 моргов. В Буковине 63 хозяйства, на каждое из которых приходилось свыше 2 тыс. га, имели 30,2 % общего количества земли. В Закарпатской Украине 756 помещикам (0,8 % общего количества землевладельцев) принадлежало 45 % земли.
Крестьяне имели чересполосное разбросанные участки. Например, крестьяне 58 % имений Подольской губернии имели наделы в четырех местах и больше. В Полтавской губернии в крестьянских хозяйствах было 10-16 полос. Часто крестьянские усадьбы переносили на другие, менее пригодные для земледелия места. На развитие сельских хозяйств отрицательно влияло общинное землевладение, которое охватывало в начале XX ст. около 40 % всех крестьянских дворов: на Левобережье — 33 %, на Правобережье — 14, на Юге — 80 %. Правительство оберегало общину, которая гарантировала общую ответственность за уплату выкупных платежей, подушного и т.п.. Крестьяне старались выйти из общины и перейти к подворному землепользованию, которое на протяжении 20,лет (1862—1882) возросло в 2,6 раза. В пореформенный период крестьянское землевладение возрастало за счет купли и аренды земли. 90 % частной земли были у хозяйств, которые имели 10 десятин и больше. Площадь частного крестьянского землевладения к революции 1917 p. составляла 9,5 млн десятин. В 1882 p. было создано Крестьянский поземельный банк, который стал посредником в купле крестьянами помещичьей земли.
По данным переписи 1917 ., 43,2 % крестьянских хозяйств арендовали 6,3 млн десятин, которое равняло 20 % площади их землепользования. Были распространенные такие виды аренды: предпринимательская аренда зажиточным и частично средним крестьянством; субаренда, когда большие арендаторы сдавали землю участками крестьянам; продовольственная (голодная); отработочная. Арендные цены быстро возрастали. Например, на Полтавщине в 1861 p. они составляли 0,75 крб. за десятину, в 1900 p. — 11,92, в 1916 p. — 18 крб. В среднему арендная цена десятины земли в 1916 p. составляла 14 крб. Если в конце XIX ст. крестьянство на аренду земли тратило 65 млн крб., то в начале XX ст. большие собственники получали за аренду ежегодно около 175 млн крб. Прибыль крестьян была незначительной, поскольку аренда достигала 60 % его.

Основную часть расходов крестьян представляли выкупные платежи. С 1887 p. их начали платить государственные крестьяне. До 1883 p. помещичьи, а до 1886 p. государственные крестьяне платили подушную подать. Кроме того, из каждой ревизской души взимали губернские, уезду, волосні, страху и другие платежи. В 70-х годах на одну десятину их приходилось 2,2-2,3 крб., тогда как землевладельцы платили 7-23 копейки. Такое положение предопределяло систематическую задолженность крестьян государству. На западноукраинских землях крестьянское землевладение постепенно увеличивалось за счет купли помещичьей земли, происходил процесс расслоения крестьянства, концентрации земли у его зажиточной части. Этот процесс характеризуют такие данные переписи 1902 p.

Развития крестьянской земельной собственности оказывал содействие закон 1868 p., что дал возможность крестьянам свободно распоряжаться землей, продавать, делить ее между наследниками. Если в 1868 p. было 1520 актов купли-продажи крестьянской земли, то в 1896 p. — 65 671. Были упразднены кредитные ограничения, которое оказывало содействие росту ипотечной задолженности крестьянской собственности на протяжении второй половины XIX — начала XX ст. почти в 2 раза (в 1910 p. — 629,4 млн крона). Увеличилось количество принудительных продаж за судебным приговором крестьянских земель, площадь которых в 1910 p. равняла 1333 545 га. С 1868 по 1884 p. в Галиции действовал Рустикальний банк, который набирал взаймы крестьянам деньги под залог земли, посредничал в продаже и купли земли. [/smszamok]
Итак, в пореформенный период для аграрных отношений в Украине было определяющим расширение и укрепление частной собственности на землю, уменьшение помещичьего землевладения, рост его ипотечной задолженности. Земля стала товаром, цена которого постоянно возрастала. В Галиции 1 га земли в 1901 p. имел стоимость 790 крона, а в 1906 p. — 1264 кроны. В Восточной Украине земля была более дорогой сравнительно с другими районами Русской империи.

10 Июл »

Размеры оброка и барщины

Автор: Основной язык сайта | В категории: Русская земля VIII—IX вв.
1 кол2 пара3 трояк4 хорошо5 отлично (Еще не оценили)
Загрузка...

Землевладельцы сохраняли собственность на все земли, которые им принадлежали. Они были обязаны предоставить, а крестьяне взять в постоянное пользование усадьбу и надел полевой земли. Крестьянам предоставлялось право выкупа усадьбы. Надел можно было выкупить лишь по согласию помещика. За пользование усадьбой крестьяне, как правило, платили оброк, за пользование полевым наделом — или оброк, или отбывали барщину. Размеры повинностей и полевого надела определялись уставными грамотами, которые составлялись между помещиками и сельской общиной на протяжении двух лет. Проверку грамот и введение их в действие поручали мировым посредникам.

Размеры оброка и барщины устанавливали для каждой местности отдельно. Так, за пользование усадьбой крестьяне южных губерний платили оброк от 1 крб. 50 копеек к С крб. 50 копеек из ревизской души. В Левобережной и Правобережной Украине его определяли из расчета 5 крб. 10 коп. за десятину. Повинности за пользование полевым наделом для крестьян южных губерний составляли 40 дней мужских и С женских на год, а в оброчных имениях — 8-12 крб. оброка. В левобережных губерниях крестьяне отрабатывали за десятину надела 12-21 день барщины на год или [smszamok] платили от 1 крб. 40 копеек до 2 крб. 80 копеек оброка, в правобережных губерниях — соответственно 5-20 дней барщины и 1 крб. С копеек — 3 крб. С копеек оброка. Нормы полевого надела устанавливали в зависимости от качества земли и местности. Поскольку в Украине были плодородные земли, то правительство старалось сохранить у землевладельцев максимальное количество земли. В степных губерниях устанавливали единый так называемый указний надел, размеры которого колебались от 3 до 6,5 десятины на ревизскую душу. Для южной части Харьковщины определялись два размера наделов на душу: высший и низший, что составлял 1/3 высшего.

Высший надел равнял З—4,5 десятины. На территории левобережных губерний, где действовало положение, высший надел устанавливали от 2,75 до 4,5 десятины на ревизскую душу, размер низшего надела определялся половиной высшего. Землю отводили всей общине, а потом выделяли крестьянским семьям в наследственное пользование. Размеры наделов зависели от хозяйственной обеспеченности тяглом. Наиболее распространенными были такие виды наделов, как усадебные, пешие, приложению. Пешими наделами обеспечивали всех крестьян, для тяглих существовали дополнительные наделы.

За крестьянами Правобережной Украины сохранялись наделы в размере, который определялся инвентарными правилами 1847— 1848 pp. Все «мирские земли» делились на коренной и дополнительный наделы. Если надел 1861 p. был меньше инвентарного, крестьяне могли через мирового посредника добиться его увеличения. В среднем крестьянам выделяли 1,9-2,3 десятины на ревизскую душу. Как и на Левобережье, землю выделяли на сельскую общину и закрепляли за крестьянами в наследственное подворное землепользование. В связи с польским восстанием 1863 p. царское правительство С июля 1863 p. выдал закон, согласно которому был введен обязательный выкуп крестьянских наделов, выкупные платежи уменьшались на 20 %. Если крестьянин имел к реформе 1861 p. больше земли, чем предполагалось нормами высшего надела, то помещик мог отрезать излишек. Он также имел право уменьшить крестьянские наделы, если после наделения крестьян землей у него оставалось меньше трети всей земли в Левобережье, а в степной полосе -меньше половины. Крестьянин мог бесплатно получить дарственный надел размером в 1/4 высшего или указного надела. Мелкопоместные землевладельцы могли освобождать крестьян совсем без земли, или не нарезать ее, если наделы были меньшими за норму.

Порядок выкупа земли и размер выкупной суммы определяло специальное Положение о выкупе. Усадьбы можно было искупать в любое время при условии отсутствия на крестьянском дворе казенной и помещичьей недоимки. Выкуп полевой земли мог быть осуществлен по согласию помещика и даже против желания крестьян.

Размер выкупной суммы определяли не рыночной стоимостью земли, а суммой капитализированного оброка, который платил крестьянин в пользу помещика, исходя из 6 % годовых. Если за пользование усадебной землей крестьяне платили за каждую десятину 5,1 крб. оброка, то при капитализации этой суммы с 6 % они должны были заплатить (5,1 х 100 : 6) = 85 крб. Внести одновременно всю сумму выкупа за усадьбу и полевую землю крестьяне не могли. 80 % выкупной суммы правительство выплачивало помещикам в виде 5 % банковских билетов или выкупных свидетельств. Если крестьяне брали на выкуп неполный надел, то выплачивали 75 % общей выкупной суммы. Крестьяне становились должниками государства и были обязаны полученный заем погасить на протяжении 49 лет, внося ежегодно по 6 % выкупной суммы. Сдачу 20-25 % выкупной суммы крестьяне платили непосредственно помещику. Итак, помещик ежегодно имел в банка проценты из выкупной суммы, которые равняли прибыли, что он получал от крестьянина до реформы.
Переход на выкуп происходил довольно быстро. Доля крестьян, которые подписались на куплю земли и уплату налогов за землю, установленных государством, представляла от общего количества на Харьковщине — 97,7 % , Херсонщине — 94, Екатеринославщине — 63,8, Черниговщине — 88,9, Полтавщине — 76,8 %. На 1881 p., когда выкуп земли стал обязательным, временно обязанными оставалось 110 тыс. крестьян в степных и левобережных губерниях.

Полученная крестьянами земля по ценам 1857—1861 pp. стоила 128 млн крб., выкупная сумма составляла 166,8 млн крб., а крестьяне должны были уплатить 503 млн крб. К отмене платежей с 1 января 1907 p. крестьяне уплатили 382 млн крб. Итак, землевладельцы сохранили не только землю, а и та прибыль, что они получали к реформе. Стоимость десятины земли за выкупными платежами превышала дореформенные цены на Левобережье в 1,5-2,5 раза, на Правобережье — на 25,4 %. Лишь в Подольской губернии плата была низшей на 13,6 %. Фактически это превышение было платой помещикам за выкуп лица крестьянина.

Дворовые крестьяне (173 тыс. лиц) и те, кто работал на помещичьих предприятиях, становились лично свободными, тем не менее на протяжении двух лет должны были служить своим владельцам или платить оброк. За положением они получали лишь те земли, которые имели к реформе, но фактически большинство из них земли не имела.
Удельные и государственные крестьяне были уволены законами 1863 и 1866 pp. Все земли, угодье и в дальнейшем оставались собственностью государства, их закрепляли за крестьянами или давали в бессрочное пользование за так называемые ежегодные государственные оброчные налоги (до 1913 p.) или передавали в собственность с правом выкупа на протяжении бы лет. Размеры наделов и оброка, который возрос на 5-12 %, определялись в собственнических записях. С целью обеспечения уплаты оброчных налогов сохранялась община, а где ее не было, вводилась круговая порука за уплату налогов. Крестьяне имели бессрочное право добровольного выкупа наделов.

Для того чтобы выйти из общины, нужна было согласие не меньше двух третей общины. Крестьяне, которые не имели поля к реформе, ему не получили. В 1886 p. для государственных крестьян был введен обязательный выкуп земли. Выкупные платежи этих крестьян были меньшими сравнительно с помещичьими крестьянами, тем не менее они превышали рыночную стоимость земли. В целом в хозяйствах государственных крестьян были условия развития сравнительно с помещичьими.

Вследствие земельной реформы с 48,1 млн га земельного фонда в девяти украинских губерниях крестьяне получили 21,9 млн га земли (45,7 %), помещикам оставалось 22,5 млн га (46,6 %), церкви и государству принадлежало 3,7 млн га (7,7 %). [/smszamok]

По официальным данным (1877—1878 pp.), надільне землепользование крестьян в Украине уменьшилось на 27,6 %. После проводки реформы из общей численности 2,5 млн ревизских душ помещичьих крестьян 9,2 % остались без наделов, 3,9 % — получили дарственные наделы.
Большинство украинских крестьян получило усадебные и пешие наделы земли. Обрабатывая их, они не могли обеспечить себя прожиточным минимумом. Средний надел на Левобережье на ревизскую душу представлял до 2,5 десятины, в губерниях Степной Украины — до 3,2, на Правобережье — 2,9 десятины. Наделы государственных крестьян в среднем составляли 4,9 десятины на ревизскую душу, которое почти вдвое превышало размеры наделов крепостных.




Всезнайкин блог © 2009-2015