23 Окт »

Каким же был первый человек?

Автор: flashsoft1 | В категории: Тенденции мирового развития
1 кол2 пара3 трояк4 хорошо5 отлично (1голосов, средний: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Коснемся кратко условий появления первого человека, носящего название гомо габилис. Переводится это с латыни как «человек умелый». Процесс выделения первого человека протекал в рифтовой зоне Восточной Африки. Рифт — это глубокие трещины в земной коре, которые образуют гигантские по размерам впадины с параллельными краями. Подобные впадины в Восточной Африке начинаются севернее реки Замбези и проходят далее до озера Туркана (Рудольф) в Кении. Затем рифтовая система заходит в Эфиопию, где по одной из впадин протекает река Афар, столь сейчас известная в антропологии и первобытной археологии. Далее рифтовая зона выходит к Красному морю и доходит до Таврских гор.

[smszamok]

Исследователи Африки считают, что именно в рифтовой зоне, где образовалось большое количество озер и рек, существовали удобные для развития гоминоидов (предков человека) природные условия. Это было особенно важно на фоне сопутствующего началу четвертичного периода иссушения Африки. Здесь должен бы появиться человек, ибо только в районе рифта создались максимально выгодные для этого условия, вернее, целый комплекс природных условий. Это, конечно, верно. Но не следует забывать, что в области африканского рифта в силу геологических особенностей создались еще и совершенно исключительные условия для погребения и консервации антропологических и археологических находок, да к тому же на кость благоприятные условия для их поиска. Если бы не было последнего фактора, мы, может быть, до сих пор не придавали бы такого значения Восточной Африке в вопросе происхождения человека.

Наиболее близким к человеку гоминидом был австралопитек, живший в рифтовой зоне, а возможно и на юге Африки, примерно 6,5—1,0 млн. лет назад. Одно время ученые думали, что первые известные нам орудия были делом рук поздних О австралопитеков. Теперь большинство археологов и антропологов склоняются к мысли, что начал изготовлять орудия определенный вид австралопитеков в силу ряда условий, в значительной степени прогрессивный и вырвавшийся из объятий животного мира. Имя его — гомо габилис. Габилис отличался увеличенным по сравнению с австралопитеком объемом мозговой полости, достигавшей 750 см3, имел более мелкие зубы, свойственный человеку характер челюсти, меньший прогнатизм (выступание нижней челюсти) и более высокий профиль лица. Напоминают человеческие его глазные орбиты и носовая часть.

Хождение двуногое. Исследователи отмечали и заметное усложнение строения руки габилиса, что говорит о ее более высокой, чем ранее, функциональной способности. Одним словом, можно присоединиться к тем ученым, которые ратуют за выделение нового особого вида, уже не австралопитека, а собственно человека — габилиса. Другие же продолжают относить его к особому развитому виду австралопитеков, считая, что человеком можно назвать только пришедшего на историческую сцену несколько позднее (около 1,6 млн. лет) гомо эректуса — человека прямоходящего. Так и бывает в науке, которая всегда соткана из предположений, очень часто взаимно исключающих друг друга.

Гомо эректус — это более развитая по сравнению с габилисом форма. Впервые ископаемый человек этого типа был найден в конце прошлого века на острове Ява голландским ученым и врачом Е. Дюбуа и получил название питекантропа (обезьяночеловека). В настоящее время чаще используют наименование гомо эре,ктус.

Гомо эректус обладал еще большим объемом мозга (от 775 до 1215’см’3), и череп его, естественно, был большим. Лицо эректуса напоминало лицо человека, хотя и сохраняло определенные обезьяньи черты. Строение скелета имело человеческий характер, но он был более массивным, чем у нас. Выше были способности к приспособлению, о чем говорят более развитые конечности.

Седой, с профессорской бородкой клинышком Кларк будто сошел с иллюстраций «Записок Пиквикского клуба» — настоящий англичанин, как мы его представляем. Десмонда Кларка смело можно назвать крупнейшим знатоком палеолита Африки. Кажется, нет места ни на юге континента, ни на севере, ни в экваториальной зоне, где не побывал легкий на подъем сэр Десмонд Кларк. С ним интересно беседовать — ведь он, пожалуй, единственный человек, своими глазами видевший все главные палеолитические стоянки Африки. Он принадлежит к тому поколению археологов, которому интересно и нужно все: от австралопитека и первых орудий Восточной Африки до начала земледелия. Его знаменитая библиотека включает, кажется, все, что где-нибудь когда-нибудь издавалось о каменном веке и геологии Африки.

На широких длинных столах громоздятся лотки, на которых надписи, говорящие о широком географическом охвате учебной коллекции, собранной Д. Кларком за 18 лет работы в университете. За окном желтоватый свет теплого декабрьского дня, отдаленные шумы улицы небольшого университетского городка, а если выйти на окраину Беркли, то можно увидеть вдали домики Окленда — родного города Джека Лондона, тонкую ниточку моста, ведущего в Сан-Франциско, и за темно-синим заливом, в туманной дали, встающие словно из воды небоскребы «даун-тауна» — деловой части города.

Но сейчас мне не до красот яркого Сан-Франциско. Снова и снова перебираю я камни, находящиеся в трех небольших лотках,— ведь это подлинные предметы из Олдувайского ущелья, и хотя их сравнительно немного, я получаю огромное удовольствие, ощущая пальцами шероховатость лавовой породы или скользящее прикосновение кремнистых пород.

Вот они, чоппинги Олдувая, большие и маленькие отщепы, микрочопперы и скребки, прекрасно обработанные сфероиды из базальта и плохо различимые изделия из кварца. А вот и бифасы. Их немного — три-четыре. И не все достаточно хорошо выделанные. Один из них, сделанный из зеленой лавовой породы, кажется наиболее архаичным. Его нашли в средней части II слоя Олдувайского ущелья. Для этой стоянки известно определение — «вероятно ранний ашель». Стало быть, я держу в а    руках один из самых древних ашельских бифасов в мире. Дей-а   ствительно,  он  архаичен:   не  очень  четкая  форма,   крупные ^»   сколы на поверхности, грубо обработанный, сильно извилистый п    край, покрытый забоинами, выпуклые поверхности.

Совсем другое впечатление производят два других рубила из III слоя Олдувая, возраст которого уже менее 700 тыс. лет. Одно из них, из базальта, обработано значительно тщательнее. Сколы, правда, тоже крупные и широкие, но они лежат на поверхности орудия более аккуратно. У второго бифаса особенно четко обработана уплощенная сторона. Эти орудия производят впечатление более развитых, техника обработки бифасов в 5   олдувае не стояла на месте, а двигалась вперед.

Коль скоро в Олдувае самые древние бифасы, которые мы знаем, именно здесь и можно найти ответ на вопрос об их происхождении. В коллекции Д. Кларка обращали на себя внимание несколько крупных обломков удлиненной формы, сужающиеся на конце. Сечение их не овальное, как обычно у бифасов, а треугольное. Это так называемые триедры. Но они — не творение рук человека, а лишь обломки, подработанные олдувайцами. Размеры их соответствуют размерам бифасов, найденных во втором слое. Поверхность таких обломков не гладкая, они покрыты гранями естественного раскалывания. Такие обломки представляют собой как бы созданные природой

Остается только приострить края и окончание. И это было сделано! На некоторых триедрах удлиненный конец с трех сторон обработан специальной ретушью. Получается оружие, которое исследователями Олдувая названо острием,— пик. Именно такое орудие или, лучше сказать, обломок после попыток работать им и мог привести к идее оббивки удлиненных кусков подходящей породы со всех сторон. Постепенно, путем отдельных попыток человек пришел к созданию ручных рубил и бифасов различной формы.

[/smszamok]

Я изложил свои представления, которые возникли во время просмотра очень маленькой, по масштабам Олдувая, коллекции, хранящейся в Беркли, и отнюдь не могу претендовать на окончательное решение. Это только гипотеза и ничего более.

Итак, в средней части слоя II в Олдувае появляется новая археологическая культура — ашельская. Интересно, что она не сразу становится единственной, вплоть до самого конца слоя II еще продолжает существовать индустрия развитого олдувая. И только в верхней части отложений ущелья, в слоях III и IV, можно увидеть полное развитие ашельской техники, приведшее к появлению превосходно выделанных бифасов среднеашельского типа.

Сочинение! Обязательно сохрани - » Каким же был первый человек? . Потом не будешь искать!


Всезнайкин блог © 2009-2015